Category: общество

я2

Аттестация прадеда - воспитанника Московской военно-фельдшерской школы.



РГВИА 1631-1-90 лл. 24-27
Сведения и аттестация о воспитаннике Московской военно-фельдшерской школы Николае Троицком
1. Время рождения - 1867 г. 7 октября.
2. Православный.
3. Отец - титулярный советник Московской губернии.
4. Отпускается на каникулы к отцу - писарю Евстафию Гаврилову Троицкому, Гарденский пер., д. Сахаровой.
5. Служит писарем в окружном суде.
6. Время поступления 1881 31 июля причислен из приходящих [в 1880-м поступил как приходящий ученик 1631-1-79 л. 55].
7. Вступительное испытание - по чтению и грамматике 9 б., по письму 9 б., по арифметике 8 б.

Физическое сложение слабое, но состояние здоровья удовлетворительное.
Религиозен. Любит своих родных.
С наставниками очень вежлив и почтителен. С товарищами живет в очень хороших отношениях и помогаем многим из них в занятиях. С прислугою обходителен.
Умственные способности имеет хорошие, занимается очень прилежно и успешно.

Закон Божий 8, Геометрия 8 Русский язык 7 и 9, Ботаника10 Латынь 6 Анатомия 8 Арифметика 9 История 8 География 8 Переведен в III кл.

1882/1883
Очень тихий и скромный воспитанник. Редко принимает участие в играх, проводя все время в занятиях за чтением, так что ему приходится напоминать, чтобы сидел не так много.
Добр, послушен, правдив.
Исполнителен как относительно своих обязанностей, так установленных порядков в заведении.
Не особенно опрятен, но бережлив.

Закон Божий 9 Русский язык 9 и 9, Анатомия 8 Арифметика 10 Физиология 7 Фармация 8 Десмургия 10 Практические занятия по десмургии 11 Рецептура 7
Переведен в 4 кл.

Тихий, скромный и учтивый, чрезвычайно мягкий в обхождении и любезный.
За хорошее поведение прибавлен балл в поведении с 8 на 9.
Исполнителен.
Чистоплотен, опрятен и бережлив.
Физическое сложение слабое, мал ростом и слаб грудью. Две недели был болен грудью.
Релгиозен. Любит своих родных.

Закон Божий 10 Фармация 10 Фармакология 8 Патология и терапия 8 Десмургия 10 Хирургия 9 Уборка раненых 8 Уход за больными и подание пособий 9, 9 Гигиена 8 Дисциплинарный и служебный устав 11, 9 Практические занятия по госпиталю: в хирургическом отд. 10 в венерическом 10 в грудном 10 в брюшном 10 в глазном и по десмургии 10 в школьной лаборатории 10. Средний вывод 9,2.
Предназначен к выпуску младшим аптекарским фельдшером.

Тихий, скромный, учтивый и мягкий воспитанник. Довольно серьезен и сосредоточен в самом себе: к занятиям и чтению относится с охотою. Воспитательных мер в смысле взысканий к нему не прилагалось. Вполне исполнителен.
Чистоплотен, опрятен и бережлив.
я2

Долгожители, иммигранты, бессмертные, день победы и Европы, спорт

Долгожительница с Окинавы Сайоко учила высыпаться, и я выключил компьютер и лег спать, хотя было интересно, как сыграет еще один француз Цонга, поставил и на него, надеясь, что переживание за его результат не помешает сну.
Утром первым делом посмотрел результат Цонги. Победа! И в третий раз: Vive la France! Кстати, острая тема – иммиграция. Сколько спортсменов иностранного происхождения! Младенович – сербка. Цонга – мулат, наполовину конголезец. Боление за своих спортсменов – чуть ли не основной вид проявления патриотизма в современном мире и, кажется, патриотам не мешает, что прославляют страну спортсмены с иностранными корнями. И Кристина, и Жо-Вильфрид родились во Франции, иммигранты - их родители. Мама Кристины – ее тренер, мне нравится слушать, как иногда между геймами она наставляет дочку по-сербски. Славянские языки еще довольно близки, хотя и делятся на группы восточнославянских, западнославянских и южнославянских.
(Между прочим, решил сегодня не идти на работу. У меня после тяжелой физической работы на следующий день болят мышцы, побаливает спина. Конечно, мог бы и пойти, но знаю, что усталость будет накапливаться и потом будет хуже. В прошлом году после пары недель тяжелой физической работы у меня родился стих:
Я – плотник
Врезал ломиком по локтю,
По лбу треснула доска,
Выбил фомкой большой палец,
В черепок воткнулся гвоздь.
Ночью кисти онемели,
Бедра судоргой свело,
Утром снова я на крыше,
Не могу без молотка!
Так что сегодня переведу дух. В Финляндии можно поболеть денек-другой без справки от врача).
Вернемся к проблемам иммиграции и заодно к сегодняшнему празднованию Дня Победы. Так получилось, что эти две темы пересеклись. Русскоязычные в Финляндии в этом году впервые собираются устроить марш «Бессмертный полк» в Хельсинки. Дикая бестактность. Большинство россиян, включая меня, очень возмущается шумным и нахальным поведением выходцев из Азии и Африки, а сами-то что!? Символический марш советских солдат по Хельсинки, который не состоялся в действительности, потому что наших дедов не пустили отцы и деды финнов, отдав десятки тысяч жизней. СССР был агрессором в Финляндии, отняв драгоценные для финской исторической памяти территории финской Карелии. Что ж вы лезете в чужой монастырь со своим уставом! Мой возмущенный пост об этом на ФБ-страничке «Русскоязычные организации в Финляндии» вызвал довольно бурное обсуждение. В принципе, все со мной согласились. В ходе дискуссии прозвучала фраза: «Ах, этот больной партиотизм, сколько проблем от него!» Чудесная описка! Партиотизм – это смесь патриотизма с партийностью и идиотизмом. Посмеялся.
Да, следующий герой книги о долгожительстве – француженка, рекордсмен Жанна Кальман, прожившая 122 года с 1875-го по 1997-ой! Ее немудреные рекомендации: портвейн, оливковое масло и чувство юмора. Все это у меня уже в ходу! Чувство юмора, думаю, врожденное, хотя я и учился, почти всему у своей тети, Галины Троицкой, которая, как и бабушка Мура (Мария) проводила со мной и сестрой каждое лето, чаще всего в Юрмале. Они были очень остроумны. А портвейн я научился пить сам в последние годы. Сначала финский тесть Уки (Уно Кемппи) меня пристрастил к мадере, ну а я уж решил поэкспериментировать с близкими напитками.
Долголетие в пределе – это бессмертие. Вступаем в полк бессмертных! Бессмертие – победа над небытием. Сегодня в ФБ как раз любопытная ссылка на интервью с Сергеем Лёзовым «Мы отвечаем за арамейский язык перед небытием». Красиво! Небытие побеждает не только наша жизнь, но и наша память. Память о павших, об ушедших, о их языке, их судьбе, подвиге, их любви, мыслях, трудах, творчестве.
я2

Поппер о марксизме

Учитывая эти важные и в значительной мере успешные марксовы пророчества, правомерно ли говорить о нищете историцизма? Раз исторические пророчества Маркса оказались отчасти успешными, то мы, по-видимому, ни в коем случае не должны с пренебрежением отбрасывать его метод. Однако более пристальное рассмотрение показывает, что успешных результатов Маркс всегда достигал методами анализа социальных институтов и никогда — с помощью своего историцистского метода. Так, вовсе не историцист-ский, а именно типичный институциональный анализ привел его к заключению, что конкуренция вынуждает капиталиста повышать производительность труда. Именно на анализ общественных институтов опирался Маркс в своей теории экономических циклов и избыточного населения. Институциональный характер носит даже теория классовой борьбы: она выступает как часть механизма, посредством которого реализуется контроль за распределением не только богатства, но и власти — механизма, который делает возможным коллективный договор в самом широком смысле. Таким образом, мы можем сказать, что нет такого места в исследованиях Маркса, где характерные историцистские «законы исторического развития» или его ступени, периоды и тенденции вообще играют какую бы то ни было роль. Одновременно необходимо подчеркнуть, что ни один из наиболее претенциозных истори-цистских выводов Маркса, ни один из его «неумолимых законов развития» и «ступеней истории, через которые невозможно перескочить», ни разу не привели его к удачным предсказаниям. Марксу сопутствовал успех только до тех пор, пока он анализировал социальные институты и их функции. Обратное также верно: ни одно из его наиболее претенциозных и всеохватывающих исторических пророчеств не укладывается в рамки институционального анализа. Какие бы попытки ни предпринимались с целью подкрепить их таким анализом, выводы оказывались несостоятельными. По сравнению с его собственными лучшими образцами научного предвидения наиболее масштабные пророчества Маркса находятся на довольно низком интеллектуальном уровне. Желаемое в них часто принимается за действительное, не хватает им и политического воображения. Несколько упрощая, можно сказать, что Маркс разделял веру прогрессивных промышленников, «буржуа» своего времени, веру в закон прогресса. Однако в этом наивном историцистском оптимизме Гегеля и Конта, Маркса и Милля предрассудков ничуть не меньше, чем в пессимистическом историцизме в духе Платона или Шпенглера. И для пророка это совершенно негодное снаряжение, так как оно сковывает историческое воображение. В самом деле, необходимо признать одним из принципов всякого непредвзятого подхода к сфере политики, что в человеческих делах возможно все и, в частности, что нельзя исключать никакой мыслимый вариант развития на тех основаниях, что он может нарушать так называемую тенденцию человеческого прогресса или какую-либо другую из закономерностей, якобы свойственных «природе человека». «Факт прогресса, — пишет Г. Фишер, — ясно и четко начертан на скрижалях истории, однако прогресс не является законом природы. Достигнутое одним поколением может быть утеряно следующим».

Collapse )
я2

Парадокс ЛГБТ-защиты

Если защитники ЛГБТ правы и лгбт имеет естественные, а не социальные причины, то явление может продолжать свое существует только за счет гомофобии. Т.к. естественные лгт не оставляли бы потомства, гены лгт могут передаваться только за счет тех, кто заводит семью, скрывая свои якобы естественные наклонности. Итак если защитники ЛГБТ победят и это станет общепринятой нормой (всем гомофобам защитники лгбт "перегрызут горло"), то естественные лгт вымрут и останутся только социально обусловленные. (Бисексуалы тут несколько особняком, т.к. тут сразу трудно защищать биологическую предопределенность).
я2

Галина Аккерман

Интересный мемуар русско-еврейской французской журналистки Галины Аккерман
http://magazines.russ.ru/continent/2010/146/ak15.html
Интервью с ней о Чернобыле и современной политике
http://day.kyiv.ua/ru/article/media/mozhno-li-perevospitat-rossiyu
я2

Агенты КГБ в представительствах РПЦ за рубежом (по материалам Вас. Митрохина)

КГБ использовало завербованных клириков РПЦ не только для наблюдения за эмигрантскими общинами за рубежом, но и для вербовки агентуры. В резидентурах ПГУ за рубежом существовал специальный отдел «Эмигранты», сотрудники которого отслеживали деятельность русского зарубежья, обычно весьма безобидную (чаепития, литературные вечера), и посылали отчеты о проделанной работе в ЦЕНТР.
***
В 1970-е гг. агент ПЕТРОВ, он же клирик РПЦ Петр Раина (1921–1994), был послан в Северную Америку. Для контакта с ним куратор использовал пароль «Петр Михайлович», имя и отчество его прежнего куратора в Пятом управлении КГБ (диссиденты и идеология) в Москве.
***
Священник Аркадий Родионович Тыщук (агент ВОРОНОВ) был клириком Свято-Николького православного собора в Нью–Йорке в 1977–1982 гг. Агентурное дело характеризует его как «доброго пастыря» и «истинно русского духовника».
Его файл содержит свидетельство враждебности к США, что возможно было мотивом работы на КГБ и других православных священников. ВОРОНОВ говорил своему куратору, что США поражены грехом гордыни, а гордыня - предвестница падения. Когда страна объявляет себя самой мощной и богатой, правительство самым умным и обладающим наилучшим оружием - это не зрелость, а бахвальство, приведшее к падению все могучие нации прошлого.
ВОРОНОВ обычно встречался с куратором в советской миссии в ООН, куда он приходил за корреспонденцией из России, или на борту корабля “Михаил Лермонтов”, регулярно заходившим в порт Нью-Йорка.
Перед ним ставилась задача идентифицировать среди прихожан прогрессивных и симпатизирующих СССР - государственных служащих, членов политических партий, профсоюзов, научных работников, дипломатический персонал, сотрудников имиграционной службы, клириков и церковных чиновников, связанных с регистрацией рождений, браков и смертей (для поддержки документами нелегалов), а также агентов сионистских и антисоветских организаций.

(Любопытно, что его сын Владимир тоже теперь служит в заграничных представительствах РПЦ. Династия!).

***
Кроме политической разведки русское православное духовенство использовалось в интересах управления «С» в целях сбора документов для легендирования нелегалов. Так в начале 1970-х гг. протоиерей Иван Григорьевич Борча (агент ФЕДОР), служивший священником сельских приходов украинских и румынских общин, изучал в провинциях Альберта и Саскачеван систему регистрации актов гражданского состояния в католических и протестантских приходах Канады. Его весьма ценные наблюдения помогли улучшить поддержку агентов-нелегалов, засылаемых на Запад.
***
Деятельность в данном направлении продолжил агент ПАТРИОТ, он же священник Виктор Сергеевич Петлюченко (р. 1940 г.), служивший клириком православного прихода в Эдмонтоне.
***
Священнослужители РПЦ играли заметные роли в созданном в 1975 г. в качестве “крыши” КГБ обществе «Родина» “для содействия культурным связям с соотечественниками за рубежом”. Вице-президентом общества был Р. И. Васильев, старший офицер 19-го управления (эмигранты) ПГУ, которому на базе общества удалось создать целый тайный разведотдел. Большую общественную деятельность в обществе «Родина» проводил агент ДРОЗДОВ, он же митрополит Алексий Редигер (1929–2008) (впоследствии патриарх). На учредительной конференции он сказал: “Мы все объединены любовью к нашей социалистической Родине. Через свои экзархаты, епархии и приходы в Европе, Америке, Азии и Африке Православная церковь поддерживает духовную связь с нашими соотечественниками и делает все возможное, чтобы эти контакты были живыми и активными”. В 1988 г. агент ДРОЗДОВ был награжден Почетной грамотой КГБ.
я2

Бурная монашеская жизнь. Наш Джеймс Бонд.

Иосиф (Пустоутов)
«Есауленко» - Пустоутов Александр Петрович, 1944. г.р. с высшим светским и церковным образованием, иеромонах. Мать его – врач. Агент КГБ, завербован в 1970 году. Был в командировках в Нидерландах, ФРГ, Италии, Франции. С 1976 года постоянный представитель Московской патриархии РПЦ при штаб-квартире Христианской мирной конференции в Праге. В целях повышения авторитета агента в кругах ХМК и религиозной общественности резидентура устраивала приглашение ему на приемы в посольстве, у советского посла в ЧССР. «Есауленко» на связи у сотрудника резидентуры Александрова. Александров – Медведев Евгений Васильевич, прикрыт должностью секретаря посольства в Праге.
***
Рукоположен 30 апреля 1972 года митрополитом Ленинградским Никодимом.
3 августа 1979 года назначен заведующим аспирантурой при Московской духовной академии.
В 1978–1985 гг. - настоятель Благовещенского храма в Братовщине Московской епархии.
Проходил служение в должности настоятеля Воскресенского храма в Рабате, Марокко 23 марта 1987 — 1 октября 1990.
Постановлением Св. Синода от 28.12.1999 г. освобожден от должности представителя Патриарха Московского и всея Руси при Патриархе Антиохийском и всего Востока в связи с окончанием срока командировки и направлен в распоряжение митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия.
6 октября 2001 г. Постановлением Св. Синода направлен для служения в Берлинскую епархию.
Благочинный Западного округа Берлинской Епархии, с 28 апреля 2003 г. - настоятель прихода во имя Сорока мучеников Севастийских.в Трире.
Настоятель прихода в Ахене.
***
Священник о. Глеб Павлович Якунин (1934 г.р.) стал известен своим письмом Московскому патриарху Алексию о положении в русской православной церкви, написанным в 1965 г. в соавторстве со священником Николаем Эшлиманом. С этого времени началась активная правозащитная деятельность о. Глеба, которая привела к созданию в 1976 г. Христианского комитета защиты прав верующих.
За правозащитную деятельность о. Глеб Якунин был отстранен от священнического служения.
1 ноября 1979 г. о. Глеб был арестован по обвинению в антисоветской агитации и пропаганде (ст. 70 УК РСФСР).
Дело о. Глеба слушалось в Мосгорсуде с 25 августа по 28 августа 1980 г. Председательствовала судья Лубенцова. Прокурор - Скаредов. Адвокат - Попов.
Формально заседание суда было открытым, но в зал кроме жены о. Глеба никто из родных и близких допущен не был.
Обвинительное заключение содержало большое количество писем и обращений, написанных о. Глебом, и документы Христианского комитета защиты прав верующих.
В судебном разбирательстве о. Глебу в основном инкриминировались его письма-обращения к португальским христианам и Всемирному Конгрессу Церквей в Найроби. Однако инкриминируемые о. Глебу документы в суде не оглашались и судом не исследовались.
В качестве свидетелей на суд были доставлены член Христианского комитета защиты прав верующих Виктор Капитанчук, Лев Регельсон - соавтор многих документов о. Глеба (оба содержатся в тюрьме КГБ Лефортово), Виктор Попков, участник Христианского молодежного семинара, осужденный в 1979 г.
Среди свидетелей были не раз представлявшие Русскую православную церковь за границей, в частности, в Найроби, профессор Московской Духовной Академии Осипов и зав. аспирантурой при отделе внешних сношений Московской Патриархии Пустоутов.
Оба эти свидетеля подчеркнули, что письмо о. Глеба к Конгрессу сильно подорвало престиж Русской церкви и затруднило работу советской делегации в Найроби.
О. Глеб себя виновным не признал. В своем последнем слове он сказал, что исполнял свой пастырский и человеческий долг, что у суда он ничего не просит и что благодарит Бога за посланные ему испытания.
Суд приговорил о. Глеба Якунина к 5 годам лагерей строгого режима и к 5 годам ссылки.
***
В 95-м Александр получил назначение в Дамаск на должность секретаря нашего тамошнего церковного представительства. Его начальником был архимандрит Иосиф (Пустоутов). В патриархии известно героическое прошлое святого отца: в 80-е, в Марокко, он изнасиловал сына сотрудника советского посольства. Иосифа в двадцать четыре часа выслали из страны, но из церкви не выгнали. Батюшка к Саше не приставал. Но ему так хотелось, чтобы все завидовали его личной жизни...

- Он звонил в Москву и говорил: «Саша - моя радость, я купил ему шортики». Может быть, он хотел оказать мне услугу?

Услуга оказалась медвежьей. Однажды «радость в шортиках» перевели в Париж - секретарем к епископу Корсунскому Гурию. И у того не было и тени сомнения, что Сологуб - гомосексуалист.
***
«Загорский след» - подозреваемые в убийстве священника оговорили себя. Почему?
С 14 сентября 1990 года органы МВД и Прокуратуры сконцентрировали основное внимание на задержанном загорской милицией Бобкове Геннадии Анатольевиче, 1953 года рождения, без определенных занятий, проживающем на одной улице с А.Менем. Бобков дал признательные показания в совершении убийства священника А.Меня. Он назвал сообщником своего собутыльника Силаева Николая Алексеевича, 1955 года рождения, а организаторами преступления сотрудника Отдела внешних церковных сношений Московской Патриархии архимандрита Иосифа (в миру Пустоутов Александр Петрович, 1944 года рождения) и некоего Михаила Петровича, как удалось установить, Рогачева Михаила Петровича, 1942 года рождения, ранее работавшего старостой церкви в поселке Удельная Московской области.
Проведенный анализ полученных в процессе расследования материалов, а также добытая оперативным путем информация показали, что причастность Бобкова Г.А., Силаева Н.А., Пустоутова А.П. и Рогачева М.П. к данному преступлению целенаправленно фальсифицирована.
В ходе проведения психической проверки по методике контактного полиграфа данных свидетельств о непосредственном участии Бобкова Г.А. в убийстве А.Меня, не получено. Бобков Г.А. не имел каких-либо преступных контактов с Пустоутовым А.П. (по данным результатам была проинформирована оперативно-следственная бригада МВД и Прокуратуры, что позволило окончательно снять обвинение с Бобкова Г.А., Пустоутова А.П. и др.).
Наиболее вероятной причиной, заставившей Бобкова Г.А. взять на себя вину за убийство А.Меня, является оказание на него психологического и физического воздействия со стороны одного из сотрудников милиции. Данный вывод специалистов КГБ РСФСР подтверждается полученными оперативными данными. Соответствующая информация направлена в МВД РСФСР и Прокуратуру СССР.
Установить конкретное лицо, заставившее Бобкова Г.А. рассказать о причастности Пустоутова А.П. к убийству А.Меня, по результатам проверки на полиграфе не представилось возможным.
я2

из-за близорукого отношения привилегированных классов к крестьянам в России стал возможен большевизм

Брешко-Брешковская: "Наши враги думали, что пресекли нашу деятельность. Разве они недостаточно вешали, расстреливали, пороли, чтобы навсегда избавиться от нас? Для перевозки ссыльных не хватало транспорта. Одних учителей было сослано 20 тысяч. В 1906–1909 гг. школьные здания пустовали и лишь по ночам в них тайно проводились собрания революционеров.

К тому времени народ понял, что бесполезно ждать милостей от правительства. Не только события 9 января, но и вся история административной политики ясно показывала, что все власть имущие, от царя до станового, не допустят никакой системы, которая бы давала крестьянам равноправие. Крестьян охватили опасные умонастроения. К 1907 г. более опытные поняли, что революция окончилась неудачей и что начальство попытается лишить их уступок, обещанных правительством в момент первого испуга. Крестьяне снова потеряли надежду получить землю. Они устали; их переполняло горе и уныние, хотя они не потеряли уверенности в революции как в средстве решения своих проблем. Они считали, что потерпели поражение, потому что их движение не было достаточно массовым и в нем участвовало недостаточное число губерний.

Молодежь думала по-другому. Она хотела попробовать еще раз. Она видела результаты трех лет тщательной подготовки. Она видела насилия над матерями и сестрами. Она видела, как драли бороды отцам. Их скот угоняли, сжигали целые деревни, бросали в тюрьмы любимых вождей, ссылали целые семьи. Молодежь видела все это и ожесточилась.

В 1908–1910 гг. Сибирь и северную Россию переполняли ссыльные из низших классов – крестьяне, рабочие, солдаты и матросы. Большинство сосланных крестьян были пожилыми людьми, оторванными от своих семей. Они оказались в крайней нищете, но, несмотря на это, переносили суровые лишения ссылки. Они постоянно говорили о революции и делали предсказания на будущее, высказываясь таким образом: «В следующий раз все будет по-другому. Об этом даже ужасно подумать. У всех молодых людей будут ножи в сапогах. Помещики могут не ждать пощады. Доброта здесь не помогает. Мы в этом убедились. Мы думали, что они не вернутся, но ошиблись. Они вернулись и привезли с собой жандармов и казаков, которые пороли нас. В следующий раз мы таких глупостей не допустим. Наша молодежь сделает так, что им станет жарко».

Рабочие, солдаты и матросы также были уверены, что следующая революция окажется кровавой. Никто не сомневался, что она очень скоро повторится. Они знали, что события остановились на полдороге и будет несложно довести их до завершения. Многие ссыльные пытались бежать, чтобы продолжить организационную работу. Их часто ловили и возвращали на место ссылки, но они, как правило,

Все они были полны решимости победить во время следующей революции, пристально следили за революционными успехами городских рабочих и внимательно читали стенограммы Думы. Они смеялись над правительством, которое думало, что революционеров можно запугать репрессивными мерами. Казалось, что буржуазия не понимает ситуации. Именно в то время Егор Сазонов отравился, чтобы пробудить интерес к судьбе своих товарищей. Его поступок не произвел на правительство абсолютно никакого впечатления.

В каждой губернии насчитывались десятки тысяч ссыльных. В Киренском уезде – этом таежном малонаселенном районе размером с Францию – в 1908–1913 гг., когда я снова оказалась там, насчитывалось несколько тысяч политических ссыльных. Мою избу посещало множество молодых товарищей, и я всегда была в курсе их планов побега. Всем им не терпелось вернуться в Европейскую Россию, и все решительно намеревались при первой возможности возобновить революционную работу. Снова вернувшись в Россию в 1917 г., я встречала многих из них, и они отнюдь не симпатизировали большевикам. Мои хорошие товарищи – матросы, которые были со мной в Киренске, – были крайне опечалены позорным поведением Балтийского флота. Я встретила одного из самых лучших матросов, Кузьму Ермоша, во Владивостоке, по пути в Америку. Я спросила его:

– Как думаешь, Кузьма, долго еще люди будут убивать друг друга?

– Народ лишился покоя, – печально ответил Кузьма. – Он слишком долго страдал. Он бы уже давно остановился, если бы мог. А так в нем накопилось слишком много гнева.

На революционных митингах 1917 г. я видела огромную разницу между теми людьми, которые прошли революционную подготовку в наших организациях в 1904–1906 гг., и новичками, с самого начала оказавшимися под влиянием большевиков. У них не было времени, чтобы сформировать обоснованное мнение, и они были готовы поддерживать безумцев и предателей. В борьбе между двумя течениями победителем оказалась толпа. Обносившаяся, изголодавшаяся, ожесточенная разочарованиями 1905 г., она знала, что смирением, терпением и молитвой ничего не добьешься. Она видела, что крестьяне Харькова и Полтавы пытались поступать по совести и были за это жестоко наказаны. Репрессии, последовавшие за восстаниями 1905 г., довели их до отчаяния. Именно из-за близорукого отношения привилегированных классов к крестьянам в России стал возможен большевизм."
я2

"Как я бежал из СССР" - Дмитрий Соколенко

IPhone предложил для чтения любопытную и остроумную книжку.
Автор убежал из СССР в 1986 г. через Индию и Непал.

Я никогда не был советским гражданином — такого гражданства вообще не существует. И я еще не американский гражданин. Но всегда я считал себя — следом за Иосифом Флавием и Анахарсисом Клоотцем — гражданином Вселенной. Это гражданство может получить всякий — стоит только пожелать. И ритуал вступления в это гражданство очень прост. Надо ударить себя в грудь и зычным голосом крикнуть:

Я — гражданин Вселенной!

http://biography-ebooks.com/_/_/566147/how-i-escaped-from-the-ussr-kak-a-bezal-iz-sssr

— А что вы здесь?... Туристом?

— Нет, я убежал из Польши.

(«Вот так совпадение, — подумал я, — Только приехал в Италию, и тут же наткнулся на человека со сходной судьбой!»)

— Нет, я не из Америки, я сбежал из России, — сказал я правду.

— Из России? — удивился поляк, и тут же перешел на русский. — Я изучал русский в школе, — сообщил он мне.

Выяснилось, что этот отель называется «Уорлд», то есть «Мир», совсем не случайно — здесь жили не обычные постояльцы, а беженцы из полутора десятка стран: из Польши, Румынии, Болгарии, Ирана, Афганистана, Вьетнама, Эфиопии. Из Советского Союза я был один.

— Был здесь месяц назад один татарин из Казани. Он сбежал в Иордании. Сейчас он уже в Америке, — сказал мне поляк.

У меня даже настроение немного испортилось: целый месяц считал себя за героя и гордился своей исключительностью, а теперь смотри — вон сколько нас! Бегут люди от коммунистов, хоть тресни! Даешь им бесплатное образование — бегут. Бесплатное медицинское обслуживание — бегут! Гарантируешь им право на труд — все равно бегут!

*****

Первую неделю я прожил в филантропической квартире в Бруклине, в ультраортодоксальном еврейском районе. Меня поселили там то ли с венгром из Румынии, то ли с румыном из Венгрии — я так и не разобрался. Он знал несколько слов по-немецки, так как полгода жил в Вене, я тоже — в основном из фильмов про Вторую войну, — так мы и общались.

Помнится, в первый день я шарахался на улицах от этих странно одетых людей: «Что это за узбеки в тюбетейках?» — думал я, — «Зачем такие длинные локоны у детей? Зачем в такую жару носить меховую шапку? Что за разночинцы в сюртуках 19-го столетия?» Идешь по улице с удивительным ощущением: с одной стороны, никого не хочешь обидеть, с другой — улыбку сдержать почти невозможно. Я , конечно, понимаю, что в библейские времена именно так и одевались. Ведь очень удобно — надел черный костюм с иголочки, черную шляпу — сел на верблюда, и поехал слоняться по синайским пустыням... Только я не удивлюсь, если как-нибудь в 22 столетии в этом районе в синагогу будут ходить в джинсах и в майках с надписью «Майами Вайс». Что ж поделаешь — традиция.
я2

И. Каретникова. ВНУК ВРАГА НАРОДА ВИТАЛИК КАМЕНЕВ

Виталик Кравченко учился в мужской школе, параллельной моей женской. Здания были почти рядом, в пяти минутах ходьбы, и все праздники и вечера проходили вместе. Был даже один общий класс для двух школ — бальные танцы. Учитель, состарившийся танцор Большого театра, манерно говорил:
— Сегодня я подарю вам менуэт.
И мы разучивали и танцевали менуэт, а наша учительница пения аккомпанировала. А на следующей неделе он «дарил» нам полонез.
Моим партнером был длинный неуклюжий десятиклассник, а Таня, моя подруга, всегда танцевала с Виталиком. Как грациозно он танцевал! Она любила его больше всех на свете. После танцев я и Виталик шли к Тане. Курили, ничего не боясь, у нее в комнате, хотя за стенкой были ее мама, отчим и какие-то гости. Но всем им было не до нас. Они, заядлые картежники, играли в покер.
— Роял флаш, — кричал кто-то за дверью.
— Анте! Бет! — отвечали ему.
Мы повторяли покерные слова и курили до одурения.
Виталик ничем не интересовался, но выглядел привлекательно, даже изысканно. Учился он плохо, но школу не пропускал. Он был неназойливо другим. Грустно слушал музыку и мог целый вечер сидеть и молчать. У него не было никакого желания обратить на себя внимание, понравиться, что-то узнать или услышать. Даже кино, которое так увлекало всех нас, его не интересовало. В нем чувствовалась какая-то глубокая усталость.
Его мать, актриса Галина Кравченко, была в прошлом звездой немого кино; отчим — известный грузинский театральный режиссер, а отец — Таня рассказала это мне под клятвой, что я буду молчать, — был летчик, Лютик Каменев, сын революционного вождя и соратника Ленина Льва Каменева. Их обоих — отца и сына — расстреляли как врагов народа в середине тридцатых годов, в период сталинских показательных процессов.
Самого Виталика неожиданно арестовали в самом конце сороковых, как только ему исполнилось восемнадцать лет. Таня прибежала ко мне рано утром и в слезах, задыхаясь, сказала, что Виталика ночью забрали.
Он был осужден на двадцать пять лет и отправлен в один из концлагерей ГУЛАГа в Казахстане. Месть Сталина своему бывшему политическому соратнику, Льву Каменеву, распространилась даже на его внука.
Через какое-то время после смерти Сталина Виталика реабилитировали. Он вернулся в Москву неузнаваемый, изуродованный, с неизлечимой тогда болезнью — бруцеллезом. Вскоре он умер.
Было все это более полувека назад, и мое воспоминание о нем давно стерлось. А тут недавно он всплыл в моей памяти, и я многое узнала, что не могла знать тогда. Просто попалась под руку статья о его отце — летчике Лютике Каменеве. Когда тот был мальчиком, друзья его родителей (его мать была сестрой Троцкого) взяли его на речную прогулку по Оке и Волге на царской яхте «Межень». На этой яхте кто-то нашел матросский костюмчик незадолго до этого расстрелянного наследника престола, двенадцатилетнего царевича Алексея. Фотография наследника в этом костюме была хорошо известна в России. Когда эту детскую матросскую курточку и шапочку надели на Лютика, все восхитились — мальчик выглядел как двойник наследника престола.
Лютик тоже был расстрелян, но только на двадцать лет позже. В своих воспоминаниях, уже очень старая, всех пережившая, Галина Кравченко пишет, как Лютик любил Виталика. Как он показывал ему свой самолет и летал с ним. Как тот всегда ждал отца и гладил рукой отцовскую одежду, когда того не было дома. А потом, когда самого Каменева расстреляли, а Лютика до расстрела посадили в Бутырскую тюрьму, она брала Виталика с собой относить Лютику передачи и всегда надеялась, что им дадут повидаться. И шестилетний Виталик, повернувшись к проволочному забору и глотая слезы, повторял:
— Папочка, папочка! Мы пришли к тебе, мы здесь, за ямой.
Яма была между тюремной стеной и забором.