Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

я2

О русских, россиянах и других народах бывшей империи

Читая историю Руси вплоть до конца 18 века, думаешь о правоте российских имперцев. Сколько пролито крови, когда защищались от татарской, турецкой, польской, литовской, шведской агрессии, когда отвоевывали назад нынешние Украину и Белоруссию. Сколько сил и средств всего Российского государства и его населения потрачено на то, чтобы построить и застроить города, развить хозяйство на возвращенных землях.
А уж когда читаешь нелепые домыслы украинских националистов-сетевых полемистов, тем более.
И все-таки имперцы не правы. Самые большие испытания народы Российской империи и в последующем СССР пережили в 19 и 20 веке. Отечественную войну 1812 г., Крымскую войну, Японскую, Первую и Вторую мировые, гражданскую, социальную революцию. Во всех этих испытания все народы внесли свой огромный вклад. Во-первых, без украинцев, белоруссов, татар, евреев и всех прочих страна бы не защитилась. Во-вторых, множество их, как и русских, погибло не только из-за необходимости защищать родину, но часто потому что их погнала на бессмысленный убой Российская или Советская империя. В-третьих, наконец, Советская империя возникла и выстояла на развалинах Российской только потому что что были созданы национальные формально самостоятельные республики. Народам империи объявили национальную самостоятельность и равноправие. Короче говоря, можно сказать, что каждый народ завоевал и получил право на территорию, на которой он живет. А раз так, то не пытайтесь перекраивать. Не выйдет. Никому это не нужно. Не нужно и народу России. Нужно лишь путинской власти, которая не может существовать без "небольших победоносных войн".
я2

Долгожители, иммигранты, бессмертные, день победы и Европы, спорт

Долгожительница с Окинавы Сайоко учила высыпаться, и я выключил компьютер и лег спать, хотя было интересно, как сыграет еще один француз Цонга, поставил и на него, надеясь, что переживание за его результат не помешает сну.
Утром первым делом посмотрел результат Цонги. Победа! И в третий раз: Vive la France! Кстати, острая тема – иммиграция. Сколько спортсменов иностранного происхождения! Младенович – сербка. Цонга – мулат, наполовину конголезец. Боление за своих спортсменов – чуть ли не основной вид проявления патриотизма в современном мире и, кажется, патриотам не мешает, что прославляют страну спортсмены с иностранными корнями. И Кристина, и Жо-Вильфрид родились во Франции, иммигранты - их родители. Мама Кристины – ее тренер, мне нравится слушать, как иногда между геймами она наставляет дочку по-сербски. Славянские языки еще довольно близки, хотя и делятся на группы восточнославянских, западнославянских и южнославянских.
(Между прочим, решил сегодня не идти на работу. У меня после тяжелой физической работы на следующий день болят мышцы, побаливает спина. Конечно, мог бы и пойти, но знаю, что усталость будет накапливаться и потом будет хуже. В прошлом году после пары недель тяжелой физической работы у меня родился стих:
Я – плотник
Врезал ломиком по локтю,
По лбу треснула доска,
Выбил фомкой большой палец,
В черепок воткнулся гвоздь.
Ночью кисти онемели,
Бедра судоргой свело,
Утром снова я на крыше,
Не могу без молотка!
Так что сегодня переведу дух. В Финляндии можно поболеть денек-другой без справки от врача).
Вернемся к проблемам иммиграции и заодно к сегодняшнему празднованию Дня Победы. Так получилось, что эти две темы пересеклись. Русскоязычные в Финляндии в этом году впервые собираются устроить марш «Бессмертный полк» в Хельсинки. Дикая бестактность. Большинство россиян, включая меня, очень возмущается шумным и нахальным поведением выходцев из Азии и Африки, а сами-то что!? Символический марш советских солдат по Хельсинки, который не состоялся в действительности, потому что наших дедов не пустили отцы и деды финнов, отдав десятки тысяч жизней. СССР был агрессором в Финляндии, отняв драгоценные для финской исторической памяти территории финской Карелии. Что ж вы лезете в чужой монастырь со своим уставом! Мой возмущенный пост об этом на ФБ-страничке «Русскоязычные организации в Финляндии» вызвал довольно бурное обсуждение. В принципе, все со мной согласились. В ходе дискуссии прозвучала фраза: «Ах, этот больной партиотизм, сколько проблем от него!» Чудесная описка! Партиотизм – это смесь патриотизма с партийностью и идиотизмом. Посмеялся.
Да, следующий герой книги о долгожительстве – француженка, рекордсмен Жанна Кальман, прожившая 122 года с 1875-го по 1997-ой! Ее немудреные рекомендации: портвейн, оливковое масло и чувство юмора. Все это у меня уже в ходу! Чувство юмора, думаю, врожденное, хотя я и учился, почти всему у своей тети, Галины Троицкой, которая, как и бабушка Мура (Мария) проводила со мной и сестрой каждое лето, чаще всего в Юрмале. Они были очень остроумны. А портвейн я научился пить сам в последние годы. Сначала финский тесть Уки (Уно Кемппи) меня пристрастил к мадере, ну а я уж решил поэкспериментировать с близкими напитками.
Долголетие в пределе – это бессмертие. Вступаем в полк бессмертных! Бессмертие – победа над небытием. Сегодня в ФБ как раз любопытная ссылка на интервью с Сергеем Лёзовым «Мы отвечаем за арамейский язык перед небытием». Красиво! Небытие побеждает не только наша жизнь, но и наша память. Память о павших, об ушедших, о их языке, их судьбе, подвиге, их любви, мыслях, трудах, творчестве.
я2

Поппер о марксизме

Учитывая эти важные и в значительной мере успешные марксовы пророчества, правомерно ли говорить о нищете историцизма? Раз исторические пророчества Маркса оказались отчасти успешными, то мы, по-видимому, ни в коем случае не должны с пренебрежением отбрасывать его метод. Однако более пристальное рассмотрение показывает, что успешных результатов Маркс всегда достигал методами анализа социальных институтов и никогда — с помощью своего историцистского метода. Так, вовсе не историцист-ский, а именно типичный институциональный анализ привел его к заключению, что конкуренция вынуждает капиталиста повышать производительность труда. Именно на анализ общественных институтов опирался Маркс в своей теории экономических циклов и избыточного населения. Институциональный характер носит даже теория классовой борьбы: она выступает как часть механизма, посредством которого реализуется контроль за распределением не только богатства, но и власти — механизма, который делает возможным коллективный договор в самом широком смысле. Таким образом, мы можем сказать, что нет такого места в исследованиях Маркса, где характерные историцистские «законы исторического развития» или его ступени, периоды и тенденции вообще играют какую бы то ни было роль. Одновременно необходимо подчеркнуть, что ни один из наиболее претенциозных истори-цистских выводов Маркса, ни один из его «неумолимых законов развития» и «ступеней истории, через которые невозможно перескочить», ни разу не привели его к удачным предсказаниям. Марксу сопутствовал успех только до тех пор, пока он анализировал социальные институты и их функции. Обратное также верно: ни одно из его наиболее претенциозных и всеохватывающих исторических пророчеств не укладывается в рамки институционального анализа. Какие бы попытки ни предпринимались с целью подкрепить их таким анализом, выводы оказывались несостоятельными. По сравнению с его собственными лучшими образцами научного предвидения наиболее масштабные пророчества Маркса находятся на довольно низком интеллектуальном уровне. Желаемое в них часто принимается за действительное, не хватает им и политического воображения. Несколько упрощая, можно сказать, что Маркс разделял веру прогрессивных промышленников, «буржуа» своего времени, веру в закон прогресса. Однако в этом наивном историцистском оптимизме Гегеля и Конта, Маркса и Милля предрассудков ничуть не меньше, чем в пессимистическом историцизме в духе Платона или Шпенглера. И для пророка это совершенно негодное снаряжение, так как оно сковывает историческое воображение. В самом деле, необходимо признать одним из принципов всякого непредвзятого подхода к сфере политики, что в человеческих делах возможно все и, в частности, что нельзя исключать никакой мыслимый вариант развития на тех основаниях, что он может нарушать так называемую тенденцию человеческого прогресса или какую-либо другую из закономерностей, якобы свойственных «природе человека». «Факт прогресса, — пишет Г. Фишер, — ясно и четко начертан на скрижалях истории, однако прогресс не является законом природы. Достигнутое одним поколением может быть утеряно следующим».

Collapse )
я2

Поппер о двух случаях допустимости насилия против власти

Поппер о допустимости революции против тирании с целью установления демократии и о допустимости насилия против власти авторитарного правительства, попирающего демократию: «Отнюдь не во всех случаях и не при всех обстоятельствах лично я против насильственной революции. Я согласен с некоторыми христианскими мыслителями эпохи средневековья и Ренессанса, анализировавшими проблему допустимости тирании, в том, что при тирании насильственную революцию можно оправдать, поскольку в такой ситуации может просто не быть никакого иного выхода, кроме восстания. Однако при этом я считаю, что любая такая революция должна иметь единственную цель — установление демократии. Под демократией же я понимаю не какую-то неопределенную «власть народа», или «власть большинства», а многообразные общественные институты (и, в первую очередь, всеобщие выборы, т. е. право народа смещать свое правительство), позволяющие осуществлять общественный контроль за деятельностью и отставкой правительства, а также, не применяя насилия, проводить реформы даже вопреки воле правителей. Другими словами, применение насилия оправданно только при тирании, которая исключает возможность ненасильственных реформ, и должно иметь единственную цель — создание ситуации, позволяющей проводить ненасильственные реформы.
Путем насилия, я считаю, не следует даже пытаться достичь большего. В противном случае мы рискуем разрушить все перспективы проведения разумных реформ. Продолжительное применение насилия может, в конечном счете, привести к потере свободы, поскольку в результате, что весьма вероятно, установится не власть беспристрастного разума, а власть сильного человека. Если путем насильственной революции пытаться достичь большего, чем разрушение тирании, то «вероятность того, что революция приведет к новой тирании, ничуть не меньше вероятности того, что она достигнет своих реальных целей.
Я считаю оправданным применение насилия в политических спорах еще только в одном случае. Я имею в виду применение насилия для защиты демократии, насильственное сопротивление против покушений (предпринятых внутри государства или направляемых извне) на демократическую конституцию и демократические методы управления. Любому такому покушению, особенно если оно предпринимается или допускается находящимся у власти правительством, все лояльные граждане должны оказывать сопротивление всеми средствами вплоть до применения насилия. Фактически, дееспособность демократии в значительной степени зависит от понимания гражданами того, что правительство, которое пытается злоупотреблять властью и стать тиранией (или не препятствует установлению чьей-то тирании), тем самым ставит себя вне закона, и что не только право, но и долг всех граждан — считать деятельность такого правительства преступлением, а его членов — опасной бандой преступников. В то же время я настаиваю на том, что насильственное сопротивление попыткам уничтожить демократию должно носить исключительно оборонительный характер. Ни тени сомнения не должно оставаться в том, что единственной целью такого сопротивления является спасение демократии. Угроза воспользоваться борьбой с тиранией для установления контртирании так же преступна, как и первоначальная попытка ввести тиранию. Следовательно, использование такой угрозы, даже если к ней прибегают с искренним намерением спасти демократию, устрашив ее врагов, может оказаться для демократии очень плохим способом защиты. Вне всякого сомнения, такие угрозы в час опасности внесут неразбериху в ряды защитников демократии, а, значит, помогут ее врагам.»
я2

Страницы из дневника Йоханны (Джейн Изинг). Счастливые годы.

Оригинал взят у traveller2 в Страницы из дневника Йоханны (Джейн Изинг). Счастливые годы.
Предыдущий фрагмент см. http://traveller2.livejournal.com/483723.html

После окончания университета я получила работу в Коммерческом колледже у проф. М. Палйи. В жизни мне часто выпадала удача, счастливые совпадения. Это была первая моя удача. Через полгода проф. Палйи уехал в Америку на год преподавать в университете Чикаго, а меня “дал взаймы” профессору Францу Эйленбургу. За год Эйленбург так привык ко мне, что отказался возвратить меня Палйи. Он “выбил” у администрации специальную ставку ассистента-исследователя в отделении экономики при профессоре Эйленбурге. Мы работали с ним вместе 12 с половиной лет, с осени 1926 по март 1939, и прошли вместе сквозь огонь и воду.

Итак, мне 24 года, у меня приличная зарплата и много друзей … но ни одного романтического приключения. 6 июня 1926 года Я ВСТРЕТИЛА ЭРНСТА ИЗИНГА. Это случилось на воскресной прогулке группы студентов-пацифистов. Хотя я уже не была студенткой (как и он), мне нравились их регулярные походы, собрания и лекции. Я увидела его как только сошла с пригородного поезда; я сама заговорила с ним первой. “Уверена, что вы собираетесь примкнуть к нам в походе,” сказала я. С того дня мы ходим в походы вместе, вот уже более 60 лет.

Эрнст мне сразу понравился: приятный молодой человек, защитивший диссертацию по физике, пацифист, читавший те же журналы, что и я, сторонник единой Европы, любитель походов, велосипедист, пловец а зимой заядлый конькобежец. Так же как и я он любил ходить на концерты и в театры. В одном кармане его пиджака всегда лежала шоколадка, а в другом миниатюрное издание Фауста в двух томах.

В походы он приходил с огромным рюкзаком, в котором непременно лежал запасной свитер или плащ на случай, если кому-то понадобится, и дополнительный бутерброд-другой для тех, кто мог бы остаться голодным. Но больше всего мне нравилось, что в конце дня, когда уже темнело и мы вдвоем брели на отдаленный вокзал, чтобы вернуться в Берлин, он читал мне немецких поэтов. Трудно поверить, что человек может запомнить столько поэм, баллад и диалогов, сколько Эрнст держал в голове. Он никогда не повторялся.

Все это он выучил еще в школе, во время уроков речи, которые ему давал Вилли Буш, ведущий актер Бохумского драматического театра. Однажды он показал мне фотографию свадьбы его сестры, которая вышла замуж за Германа Буша, и я подумала: “Они не похожи на евреев; значит, и Эрнст не еврей.” Конечно, позднее я узнала, что он был евреем. Но для меня это не имело значения. У нас были сходные взгляды на религию — либеральные, без догматизма. Я любила Эрнста таким, как он есть.

Collapse )
я2

Парадокс ЛГБТ-защиты

Если защитники ЛГБТ правы и лгбт имеет естественные, а не социальные причины, то явление может продолжать свое существует только за счет гомофобии. Т.к. естественные лгт не оставляли бы потомства, гены лгт могут передаваться только за счет тех, кто заводит семью, скрывая свои якобы естественные наклонности. Итак если защитники ЛГБТ победят и это станет общепринятой нормой (всем гомофобам защитники лгбт "перегрызут горло"), то естественные лгт вымрут и останутся только социально обусловленные. (Бисексуалы тут несколько особняком, т.к. тут сразу трудно защищать биологическую предопределенность).
я2

Галина Аккерман

Интересный мемуар русско-еврейской французской журналистки Галины Аккерман
http://magazines.russ.ru/continent/2010/146/ak15.html
Интервью с ней о Чернобыле и современной политике
http://day.kyiv.ua/ru/article/media/mozhno-li-perevospitat-rossiyu
я2

Надежду Савченко приговорили к 22 годам заключения - не "ваша честь", а "твою мать"!

Российский суд признал Надежду Савченко виновной. Такое решение приняла тройка судей Донецкого городского суда во главе с председательствующим Леонидом Степаненко. http://www.bbc.com/russian/news/2016/03/160322_savchenko_verdict
я2

Агенты КГБ в представительствах РПЦ за рубежом (по материалам Вас. Митрохина)

КГБ использовало завербованных клириков РПЦ не только для наблюдения за эмигрантскими общинами за рубежом, но и для вербовки агентуры. В резидентурах ПГУ за рубежом существовал специальный отдел «Эмигранты», сотрудники которого отслеживали деятельность русского зарубежья, обычно весьма безобидную (чаепития, литературные вечера), и посылали отчеты о проделанной работе в ЦЕНТР.
***
В 1970-е гг. агент ПЕТРОВ, он же клирик РПЦ Петр Раина (1921–1994), был послан в Северную Америку. Для контакта с ним куратор использовал пароль «Петр Михайлович», имя и отчество его прежнего куратора в Пятом управлении КГБ (диссиденты и идеология) в Москве.
***
Священник Аркадий Родионович Тыщук (агент ВОРОНОВ) был клириком Свято-Николького православного собора в Нью–Йорке в 1977–1982 гг. Агентурное дело характеризует его как «доброго пастыря» и «истинно русского духовника».
Его файл содержит свидетельство враждебности к США, что возможно было мотивом работы на КГБ и других православных священников. ВОРОНОВ говорил своему куратору, что США поражены грехом гордыни, а гордыня - предвестница падения. Когда страна объявляет себя самой мощной и богатой, правительство самым умным и обладающим наилучшим оружием - это не зрелость, а бахвальство, приведшее к падению все могучие нации прошлого.
ВОРОНОВ обычно встречался с куратором в советской миссии в ООН, куда он приходил за корреспонденцией из России, или на борту корабля “Михаил Лермонтов”, регулярно заходившим в порт Нью-Йорка.
Перед ним ставилась задача идентифицировать среди прихожан прогрессивных и симпатизирующих СССР - государственных служащих, членов политических партий, профсоюзов, научных работников, дипломатический персонал, сотрудников имиграционной службы, клириков и церковных чиновников, связанных с регистрацией рождений, браков и смертей (для поддержки документами нелегалов), а также агентов сионистских и антисоветских организаций.

(Любопытно, что его сын Владимир тоже теперь служит в заграничных представительствах РПЦ. Династия!).

***
Кроме политической разведки русское православное духовенство использовалось в интересах управления «С» в целях сбора документов для легендирования нелегалов. Так в начале 1970-х гг. протоиерей Иван Григорьевич Борча (агент ФЕДОР), служивший священником сельских приходов украинских и румынских общин, изучал в провинциях Альберта и Саскачеван систему регистрации актов гражданского состояния в католических и протестантских приходах Канады. Его весьма ценные наблюдения помогли улучшить поддержку агентов-нелегалов, засылаемых на Запад.
***
Деятельность в данном направлении продолжил агент ПАТРИОТ, он же священник Виктор Сергеевич Петлюченко (р. 1940 г.), служивший клириком православного прихода в Эдмонтоне.
***
Священнослужители РПЦ играли заметные роли в созданном в 1975 г. в качестве “крыши” КГБ обществе «Родина» “для содействия культурным связям с соотечественниками за рубежом”. Вице-президентом общества был Р. И. Васильев, старший офицер 19-го управления (эмигранты) ПГУ, которому на базе общества удалось создать целый тайный разведотдел. Большую общественную деятельность в обществе «Родина» проводил агент ДРОЗДОВ, он же митрополит Алексий Редигер (1929–2008) (впоследствии патриарх). На учредительной конференции он сказал: “Мы все объединены любовью к нашей социалистической Родине. Через свои экзархаты, епархии и приходы в Европе, Америке, Азии и Африке Православная церковь поддерживает духовную связь с нашими соотечественниками и делает все возможное, чтобы эти контакты были живыми и активными”. В 1988 г. агент ДРОЗДОВ был награжден Почетной грамотой КГБ.
я2

Бурная монашеская жизнь. Наш Джеймс Бонд.

Иосиф (Пустоутов)
«Есауленко» - Пустоутов Александр Петрович, 1944. г.р. с высшим светским и церковным образованием, иеромонах. Мать его – врач. Агент КГБ, завербован в 1970 году. Был в командировках в Нидерландах, ФРГ, Италии, Франции. С 1976 года постоянный представитель Московской патриархии РПЦ при штаб-квартире Христианской мирной конференции в Праге. В целях повышения авторитета агента в кругах ХМК и религиозной общественности резидентура устраивала приглашение ему на приемы в посольстве, у советского посла в ЧССР. «Есауленко» на связи у сотрудника резидентуры Александрова. Александров – Медведев Евгений Васильевич, прикрыт должностью секретаря посольства в Праге.
***
Рукоположен 30 апреля 1972 года митрополитом Ленинградским Никодимом.
3 августа 1979 года назначен заведующим аспирантурой при Московской духовной академии.
В 1978–1985 гг. - настоятель Благовещенского храма в Братовщине Московской епархии.
Проходил служение в должности настоятеля Воскресенского храма в Рабате, Марокко 23 марта 1987 — 1 октября 1990.
Постановлением Св. Синода от 28.12.1999 г. освобожден от должности представителя Патриарха Московского и всея Руси при Патриархе Антиохийском и всего Востока в связи с окончанием срока командировки и направлен в распоряжение митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия.
6 октября 2001 г. Постановлением Св. Синода направлен для служения в Берлинскую епархию.
Благочинный Западного округа Берлинской Епархии, с 28 апреля 2003 г. - настоятель прихода во имя Сорока мучеников Севастийских.в Трире.
Настоятель прихода в Ахене.
***
Священник о. Глеб Павлович Якунин (1934 г.р.) стал известен своим письмом Московскому патриарху Алексию о положении в русской православной церкви, написанным в 1965 г. в соавторстве со священником Николаем Эшлиманом. С этого времени началась активная правозащитная деятельность о. Глеба, которая привела к созданию в 1976 г. Христианского комитета защиты прав верующих.
За правозащитную деятельность о. Глеб Якунин был отстранен от священнического служения.
1 ноября 1979 г. о. Глеб был арестован по обвинению в антисоветской агитации и пропаганде (ст. 70 УК РСФСР).
Дело о. Глеба слушалось в Мосгорсуде с 25 августа по 28 августа 1980 г. Председательствовала судья Лубенцова. Прокурор - Скаредов. Адвокат - Попов.
Формально заседание суда было открытым, но в зал кроме жены о. Глеба никто из родных и близких допущен не был.
Обвинительное заключение содержало большое количество писем и обращений, написанных о. Глебом, и документы Христианского комитета защиты прав верующих.
В судебном разбирательстве о. Глебу в основном инкриминировались его письма-обращения к португальским христианам и Всемирному Конгрессу Церквей в Найроби. Однако инкриминируемые о. Глебу документы в суде не оглашались и судом не исследовались.
В качестве свидетелей на суд были доставлены член Христианского комитета защиты прав верующих Виктор Капитанчук, Лев Регельсон - соавтор многих документов о. Глеба (оба содержатся в тюрьме КГБ Лефортово), Виктор Попков, участник Христианского молодежного семинара, осужденный в 1979 г.
Среди свидетелей были не раз представлявшие Русскую православную церковь за границей, в частности, в Найроби, профессор Московской Духовной Академии Осипов и зав. аспирантурой при отделе внешних сношений Московской Патриархии Пустоутов.
Оба эти свидетеля подчеркнули, что письмо о. Глеба к Конгрессу сильно подорвало престиж Русской церкви и затруднило работу советской делегации в Найроби.
О. Глеб себя виновным не признал. В своем последнем слове он сказал, что исполнял свой пастырский и человеческий долг, что у суда он ничего не просит и что благодарит Бога за посланные ему испытания.
Суд приговорил о. Глеба Якунина к 5 годам лагерей строгого режима и к 5 годам ссылки.
***
В 95-м Александр получил назначение в Дамаск на должность секретаря нашего тамошнего церковного представительства. Его начальником был архимандрит Иосиф (Пустоутов). В патриархии известно героическое прошлое святого отца: в 80-е, в Марокко, он изнасиловал сына сотрудника советского посольства. Иосифа в двадцать четыре часа выслали из страны, но из церкви не выгнали. Батюшка к Саше не приставал. Но ему так хотелось, чтобы все завидовали его личной жизни...

- Он звонил в Москву и говорил: «Саша - моя радость, я купил ему шортики». Может быть, он хотел оказать мне услугу?

Услуга оказалась медвежьей. Однажды «радость в шортиках» перевели в Париж - секретарем к епископу Корсунскому Гурию. И у того не было и тени сомнения, что Сологуб - гомосексуалист.
***
«Загорский след» - подозреваемые в убийстве священника оговорили себя. Почему?
С 14 сентября 1990 года органы МВД и Прокуратуры сконцентрировали основное внимание на задержанном загорской милицией Бобкове Геннадии Анатольевиче, 1953 года рождения, без определенных занятий, проживающем на одной улице с А.Менем. Бобков дал признательные показания в совершении убийства священника А.Меня. Он назвал сообщником своего собутыльника Силаева Николая Алексеевича, 1955 года рождения, а организаторами преступления сотрудника Отдела внешних церковных сношений Московской Патриархии архимандрита Иосифа (в миру Пустоутов Александр Петрович, 1944 года рождения) и некоего Михаила Петровича, как удалось установить, Рогачева Михаила Петровича, 1942 года рождения, ранее работавшего старостой церкви в поселке Удельная Московской области.
Проведенный анализ полученных в процессе расследования материалов, а также добытая оперативным путем информация показали, что причастность Бобкова Г.А., Силаева Н.А., Пустоутова А.П. и Рогачева М.П. к данному преступлению целенаправленно фальсифицирована.
В ходе проведения психической проверки по методике контактного полиграфа данных свидетельств о непосредственном участии Бобкова Г.А. в убийстве А.Меня, не получено. Бобков Г.А. не имел каких-либо преступных контактов с Пустоутовым А.П. (по данным результатам была проинформирована оперативно-следственная бригада МВД и Прокуратуры, что позволило окончательно снять обвинение с Бобкова Г.А., Пустоутова А.П. и др.).
Наиболее вероятной причиной, заставившей Бобкова Г.А. взять на себя вину за убийство А.Меня, является оказание на него психологического и физического воздействия со стороны одного из сотрудников милиции. Данный вывод специалистов КГБ РСФСР подтверждается полученными оперативными данными. Соответствующая информация направлена в МВД РСФСР и Прокуратуру СССР.
Установить конкретное лицо, заставившее Бобкова Г.А. рассказать о причастности Пустоутова А.П. к убийству А.Меня, по результатам проверки на полиграфе не представилось возможным.