?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: общество



РГВИА 1631-1-90 лл. 24-27
Сведения и аттестация о воспитаннике Московской военно-фельдшерской школы Николае Троицком
1. Время рождения - 1867 г. 7 октября.
2. Православный.
3. Отец - титулярный советник Московской губернии.
4. Отпускается на каникулы к отцу - писарю Евстафию Гаврилову Троицкому, Гарденский пер., д. Сахаровой.
5. Служит писарем в окружном суде.
6. Время поступления 1881 31 июля причислен из приходящих [в 1880-м поступил как приходящий ученик 1631-1-79 л. 55].
7. Вступительное испытание - по чтению и грамматике 9 б., по письму 9 б., по арифметике 8 б.

Физическое сложение слабое, но состояние здоровья удовлетворительное.
Религиозен. Любит своих родных.
С наставниками очень вежлив и почтителен. С товарищами живет в очень хороших отношениях и помогаем многим из них в занятиях. С прислугою обходителен.
Умственные способности имеет хорошие, занимается очень прилежно и успешно.

Закон Божий 8, Геометрия 8 Русский язык 7 и 9, Ботаника10 Латынь 6 Анатомия 8 Арифметика 9 История 8 География 8 Переведен в III кл.

1882/1883
Очень тихий и скромный воспитанник. Редко принимает участие в играх, проводя все время в занятиях за чтением, так что ему приходится напоминать, чтобы сидел не так много.
Добр, послушен, правдив.
Исполнителен как относительно своих обязанностей, так установленных порядков в заведении.
Не особенно опрятен, но бережлив.

Закон Божий 9 Русский язык 9 и 9, Анатомия 8 Арифметика 10 Физиология 7 Фармация 8 Десмургия 10 Практические занятия по десмургии 11 Рецептура 7
Переведен в 4 кл.

Тихий, скромный и учтивый, чрезвычайно мягкий в обхождении и любезный.
За хорошее поведение прибавлен балл в поведении с 8 на 9.
Исполнителен.
Чистоплотен, опрятен и бережлив.
Физическое сложение слабое, мал ростом и слаб грудью. Две недели был болен грудью.
Релгиозен. Любит своих родных.

Закон Божий 10 Фармация 10 Фармакология 8 Патология и терапия 8 Десмургия 10 Хирургия 9 Уборка раненых 8 Уход за больными и подание пособий 9, 9 Гигиена 8 Дисциплинарный и служебный устав 11, 9 Практические занятия по госпиталю: в хирургическом отд. 10 в венерическом 10 в грудном 10 в брюшном 10 в глазном и по десмургии 10 в школьной лаборатории 10. Средний вывод 9,2.
Предназначен к выпуску младшим аптекарским фельдшером.

Тихий, скромный, учтивый и мягкий воспитанник. Довольно серьезен и сосредоточен в самом себе: к занятиям и чтению относится с охотою. Воспитательных мер в смысле взысканий к нему не прилагалось. Вполне исполнителен.
Чистоплотен, опрятен и бережлив.

Поппер о марксизме

Учитывая эти важные и в значительной мере успешные марксовы пророчества, правомерно ли говорить о нищете историцизма? Раз исторические пророчества Маркса оказались отчасти успешными, то мы, по-видимому, ни в коем случае не должны с пренебрежением отбрасывать его метод. Однако более пристальное рассмотрение показывает, что успешных результатов Маркс всегда достигал методами анализа социальных институтов и никогда — с помощью своего историцистского метода. Так, вовсе не историцист-ский, а именно типичный институциональный анализ привел его к заключению, что конкуренция вынуждает капиталиста повышать производительность труда. Именно на анализ общественных институтов опирался Маркс в своей теории экономических циклов и избыточного населения. Институциональный характер носит даже теория классовой борьбы: она выступает как часть механизма, посредством которого реализуется контроль за распределением не только богатства, но и власти — механизма, который делает возможным коллективный договор в самом широком смысле. Таким образом, мы можем сказать, что нет такого места в исследованиях Маркса, где характерные историцистские «законы исторического развития» или его ступени, периоды и тенденции вообще играют какую бы то ни было роль. Одновременно необходимо подчеркнуть, что ни один из наиболее претенциозных истори-цистских выводов Маркса, ни один из его «неумолимых законов развития» и «ступеней истории, через которые невозможно перескочить», ни разу не привели его к удачным предсказаниям. Марксу сопутствовал успех только до тех пор, пока он анализировал социальные институты и их функции. Обратное также верно: ни одно из его наиболее претенциозных и всеохватывающих исторических пророчеств не укладывается в рамки институционального анализа. Какие бы попытки ни предпринимались с целью подкрепить их таким анализом, выводы оказывались несостоятельными. По сравнению с его собственными лучшими образцами научного предвидения наиболее масштабные пророчества Маркса находятся на довольно низком интеллектуальном уровне. Желаемое в них часто принимается за действительное, не хватает им и политического воображения. Несколько упрощая, можно сказать, что Маркс разделял веру прогрессивных промышленников, «буржуа» своего времени, веру в закон прогресса. Однако в этом наивном историцистском оптимизме Гегеля и Конта, Маркса и Милля предрассудков ничуть не меньше, чем в пессимистическом историцизме в духе Платона или Шпенглера. И для пророка это совершенно негодное снаряжение, так как оно сковывает историческое воображение. В самом деле, необходимо признать одним из принципов всякого непредвзятого подхода к сфере политики, что в человеческих делах возможно все и, в частности, что нельзя исключать никакой мыслимый вариант развития на тех основаниях, что он может нарушать так называемую тенденцию человеческого прогресса или какую-либо другую из закономерностей, якобы свойственных «природе человека». «Факт прогресса, — пишет Г. Фишер, — ясно и четко начертан на скрижалях истории, однако прогресс не является законом природы. Достигнутое одним поколением может быть утеряно следующим».

Read more...Collapse )

Парадокс ЛГБТ-защиты

Если защитники ЛГБТ правы и лгбт имеет естественные, а не социальные причины, то явление может продолжать свое существует только за счет гомофобии. Т.к. естественные лгт не оставляли бы потомства, гены лгт могут передаваться только за счет тех, кто заводит семью, скрывая свои якобы естественные наклонности. Итак если защитники ЛГБТ победят и это станет общепринятой нормой (всем гомофобам защитники лгбт "перегрызут горло"), то естественные лгт вымрут и останутся только социально обусловленные. (Бисексуалы тут несколько особняком, т.к. тут сразу трудно защищать биологическую предопределенность).
КГБ использовало завербованных клириков РПЦ не только для наблюдения за эмигрантскими общинами за рубежом, но и для вербовки агентуры. В резидентурах ПГУ за рубежом существовал специальный отдел «Эмигранты», сотрудники которого отслеживали деятельность русского зарубежья, обычно весьма безобидную (чаепития, литературные вечера), и посылали отчеты о проделанной работе в ЦЕНТР.
***
В 1970-е гг. агент ПЕТРОВ, он же клирик РПЦ Петр Раина (1921–1994), был послан в Северную Америку. Для контакта с ним куратор использовал пароль «Петр Михайлович», имя и отчество его прежнего куратора в Пятом управлении КГБ (диссиденты и идеология) в Москве.
***
Священник Аркадий Родионович Тыщук (агент ВОРОНОВ) был клириком Свято-Николького православного собора в Нью–Йорке в 1977–1982 гг. Агентурное дело характеризует его как «доброго пастыря» и «истинно русского духовника».
Его файл содержит свидетельство враждебности к США, что возможно было мотивом работы на КГБ и других православных священников. ВОРОНОВ говорил своему куратору, что США поражены грехом гордыни, а гордыня - предвестница падения. Когда страна объявляет себя самой мощной и богатой, правительство самым умным и обладающим наилучшим оружием - это не зрелость, а бахвальство, приведшее к падению все могучие нации прошлого.
ВОРОНОВ обычно встречался с куратором в советской миссии в ООН, куда он приходил за корреспонденцией из России, или на борту корабля “Михаил Лермонтов”, регулярно заходившим в порт Нью-Йорка.
Перед ним ставилась задача идентифицировать среди прихожан прогрессивных и симпатизирующих СССР - государственных служащих, членов политических партий, профсоюзов, научных работников, дипломатический персонал, сотрудников имиграционной службы, клириков и церковных чиновников, связанных с регистрацией рождений, браков и смертей (для поддержки документами нелегалов), а также агентов сионистских и антисоветских организаций.

(Любопытно, что его сын Владимир тоже теперь служит в заграничных представительствах РПЦ. Династия!).

***
Кроме политической разведки русское православное духовенство использовалось в интересах управления «С» в целях сбора документов для легендирования нелегалов. Так в начале 1970-х гг. протоиерей Иван Григорьевич Борча (агент ФЕДОР), служивший священником сельских приходов украинских и румынских общин, изучал в провинциях Альберта и Саскачеван систему регистрации актов гражданского состояния в католических и протестантских приходах Канады. Его весьма ценные наблюдения помогли улучшить поддержку агентов-нелегалов, засылаемых на Запад.
***
Деятельность в данном направлении продолжил агент ПАТРИОТ, он же священник Виктор Сергеевич Петлюченко (р. 1940 г.), служивший клириком православного прихода в Эдмонтоне.
***
Священнослужители РПЦ играли заметные роли в созданном в 1975 г. в качестве “крыши” КГБ обществе «Родина» “для содействия культурным связям с соотечественниками за рубежом”. Вице-президентом общества был Р. И. Васильев, старший офицер 19-го управления (эмигранты) ПГУ, которому на базе общества удалось создать целый тайный разведотдел. Большую общественную деятельность в обществе «Родина» проводил агент ДРОЗДОВ, он же митрополит Алексий Редигер (1929–2008) (впоследствии патриарх). На учредительной конференции он сказал: “Мы все объединены любовью к нашей социалистической Родине. Через свои экзархаты, епархии и приходы в Европе, Америке, Азии и Африке Православная церковь поддерживает духовную связь с нашими соотечественниками и делает все возможное, чтобы эти контакты были живыми и активными”. В 1988 г. агент ДРОЗДОВ был награжден Почетной грамотой КГБ.
Иосиф (Пустоутов)
«Есауленко» - Пустоутов Александр Петрович, 1944. г.р. с высшим светским и церковным образованием, иеромонах. Мать его – врач. Агент КГБ, завербован в 1970 году. Был в командировках в Нидерландах, ФРГ, Италии, Франции. С 1976 года постоянный представитель Московской патриархии РПЦ при штаб-квартире Христианской мирной конференции в Праге. В целях повышения авторитета агента в кругах ХМК и религиозной общественности резидентура устраивала приглашение ему на приемы в посольстве, у советского посла в ЧССР. «Есауленко» на связи у сотрудника резидентуры Александрова. Александров – Медведев Евгений Васильевич, прикрыт должностью секретаря посольства в Праге.
***
Рукоположен 30 апреля 1972 года митрополитом Ленинградским Никодимом.
3 августа 1979 года назначен заведующим аспирантурой при Московской духовной академии.
В 1978–1985 гг. - настоятель Благовещенского храма в Братовщине Московской епархии.
Проходил служение в должности настоятеля Воскресенского храма в Рабате, Марокко 23 марта 1987 — 1 октября 1990.
Постановлением Св. Синода от 28.12.1999 г. освобожден от должности представителя Патриарха Московского и всея Руси при Патриархе Антиохийском и всего Востока в связи с окончанием срока командировки и направлен в распоряжение митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия.
6 октября 2001 г. Постановлением Св. Синода направлен для служения в Берлинскую епархию.
Благочинный Западного округа Берлинской Епархии, с 28 апреля 2003 г. - настоятель прихода во имя Сорока мучеников Севастийских.в Трире.
Настоятель прихода в Ахене.
***
Священник о. Глеб Павлович Якунин (1934 г.р.) стал известен своим письмом Московскому патриарху Алексию о положении в русской православной церкви, написанным в 1965 г. в соавторстве со священником Николаем Эшлиманом. С этого времени началась активная правозащитная деятельность о. Глеба, которая привела к созданию в 1976 г. Христианского комитета защиты прав верующих.
За правозащитную деятельность о. Глеб Якунин был отстранен от священнического служения.
1 ноября 1979 г. о. Глеб был арестован по обвинению в антисоветской агитации и пропаганде (ст. 70 УК РСФСР).
Дело о. Глеба слушалось в Мосгорсуде с 25 августа по 28 августа 1980 г. Председательствовала судья Лубенцова. Прокурор - Скаредов. Адвокат - Попов.
Формально заседание суда было открытым, но в зал кроме жены о. Глеба никто из родных и близких допущен не был.
Обвинительное заключение содержало большое количество писем и обращений, написанных о. Глебом, и документы Христианского комитета защиты прав верующих.
В судебном разбирательстве о. Глебу в основном инкриминировались его письма-обращения к португальским христианам и Всемирному Конгрессу Церквей в Найроби. Однако инкриминируемые о. Глебу документы в суде не оглашались и судом не исследовались.
В качестве свидетелей на суд были доставлены член Христианского комитета защиты прав верующих Виктор Капитанчук, Лев Регельсон - соавтор многих документов о. Глеба (оба содержатся в тюрьме КГБ Лефортово), Виктор Попков, участник Христианского молодежного семинара, осужденный в 1979 г.
Среди свидетелей были не раз представлявшие Русскую православную церковь за границей, в частности, в Найроби, профессор Московской Духовной Академии Осипов и зав. аспирантурой при отделе внешних сношений Московской Патриархии Пустоутов.
Оба эти свидетеля подчеркнули, что письмо о. Глеба к Конгрессу сильно подорвало престиж Русской церкви и затруднило работу советской делегации в Найроби.
О. Глеб себя виновным не признал. В своем последнем слове он сказал, что исполнял свой пастырский и человеческий долг, что у суда он ничего не просит и что благодарит Бога за посланные ему испытания.
Суд приговорил о. Глеба Якунина к 5 годам лагерей строгого режима и к 5 годам ссылки.
***
В 95-м Александр получил назначение в Дамаск на должность секретаря нашего тамошнего церковного представительства. Его начальником был архимандрит Иосиф (Пустоутов). В патриархии известно героическое прошлое святого отца: в 80-е, в Марокко, он изнасиловал сына сотрудника советского посольства. Иосифа в двадцать четыре часа выслали из страны, но из церкви не выгнали. Батюшка к Саше не приставал. Но ему так хотелось, чтобы все завидовали его личной жизни...

- Он звонил в Москву и говорил: «Саша - моя радость, я купил ему шортики». Может быть, он хотел оказать мне услугу?

Услуга оказалась медвежьей. Однажды «радость в шортиках» перевели в Париж - секретарем к епископу Корсунскому Гурию. И у того не было и тени сомнения, что Сологуб - гомосексуалист.
***
«Загорский след» - подозреваемые в убийстве священника оговорили себя. Почему?
С 14 сентября 1990 года органы МВД и Прокуратуры сконцентрировали основное внимание на задержанном загорской милицией Бобкове Геннадии Анатольевиче, 1953 года рождения, без определенных занятий, проживающем на одной улице с А.Менем. Бобков дал признательные показания в совершении убийства священника А.Меня. Он назвал сообщником своего собутыльника Силаева Николая Алексеевича, 1955 года рождения, а организаторами преступления сотрудника Отдела внешних церковных сношений Московской Патриархии архимандрита Иосифа (в миру Пустоутов Александр Петрович, 1944 года рождения) и некоего Михаила Петровича, как удалось установить, Рогачева Михаила Петровича, 1942 года рождения, ранее работавшего старостой церкви в поселке Удельная Московской области.
Проведенный анализ полученных в процессе расследования материалов, а также добытая оперативным путем информация показали, что причастность Бобкова Г.А., Силаева Н.А., Пустоутова А.П. и Рогачева М.П. к данному преступлению целенаправленно фальсифицирована.
В ходе проведения психической проверки по методике контактного полиграфа данных свидетельств о непосредственном участии Бобкова Г.А. в убийстве А.Меня, не получено. Бобков Г.А. не имел каких-либо преступных контактов с Пустоутовым А.П. (по данным результатам была проинформирована оперативно-следственная бригада МВД и Прокуратуры, что позволило окончательно снять обвинение с Бобкова Г.А., Пустоутова А.П. и др.).
Наиболее вероятной причиной, заставившей Бобкова Г.А. взять на себя вину за убийство А.Меня, является оказание на него психологического и физического воздействия со стороны одного из сотрудников милиции. Данный вывод специалистов КГБ РСФСР подтверждается полученными оперативными данными. Соответствующая информация направлена в МВД РСФСР и Прокуратуру СССР.
Установить конкретное лицо, заставившее Бобкова Г.А. рассказать о причастности Пустоутова А.П. к убийству А.Меня, по результатам проверки на полиграфе не представилось возможным.
Брешко-Брешковская: "Наши враги думали, что пресекли нашу деятельность. Разве они недостаточно вешали, расстреливали, пороли, чтобы навсегда избавиться от нас? Для перевозки ссыльных не хватало транспорта. Одних учителей было сослано 20 тысяч. В 1906–1909 гг. школьные здания пустовали и лишь по ночам в них тайно проводились собрания революционеров.

К тому времени народ понял, что бесполезно ждать милостей от правительства. Не только события 9 января, но и вся история административной политики ясно показывала, что все власть имущие, от царя до станового, не допустят никакой системы, которая бы давала крестьянам равноправие. Крестьян охватили опасные умонастроения. К 1907 г. более опытные поняли, что революция окончилась неудачей и что начальство попытается лишить их уступок, обещанных правительством в момент первого испуга. Крестьяне снова потеряли надежду получить землю. Они устали; их переполняло горе и уныние, хотя они не потеряли уверенности в революции как в средстве решения своих проблем. Они считали, что потерпели поражение, потому что их движение не было достаточно массовым и в нем участвовало недостаточное число губерний.

Молодежь думала по-другому. Она хотела попробовать еще раз. Она видела результаты трех лет тщательной подготовки. Она видела насилия над матерями и сестрами. Она видела, как драли бороды отцам. Их скот угоняли, сжигали целые деревни, бросали в тюрьмы любимых вождей, ссылали целые семьи. Молодежь видела все это и ожесточилась.

В 1908–1910 гг. Сибирь и северную Россию переполняли ссыльные из низших классов – крестьяне, рабочие, солдаты и матросы. Большинство сосланных крестьян были пожилыми людьми, оторванными от своих семей. Они оказались в крайней нищете, но, несмотря на это, переносили суровые лишения ссылки. Они постоянно говорили о революции и делали предсказания на будущее, высказываясь таким образом: «В следующий раз все будет по-другому. Об этом даже ужасно подумать. У всех молодых людей будут ножи в сапогах. Помещики могут не ждать пощады. Доброта здесь не помогает. Мы в этом убедились. Мы думали, что они не вернутся, но ошиблись. Они вернулись и привезли с собой жандармов и казаков, которые пороли нас. В следующий раз мы таких глупостей не допустим. Наша молодежь сделает так, что им станет жарко».

Рабочие, солдаты и матросы также были уверены, что следующая революция окажется кровавой. Никто не сомневался, что она очень скоро повторится. Они знали, что события остановились на полдороге и будет несложно довести их до завершения. Многие ссыльные пытались бежать, чтобы продолжить организационную работу. Их часто ловили и возвращали на место ссылки, но они, как правило,

Все они были полны решимости победить во время следующей революции, пристально следили за революционными успехами городских рабочих и внимательно читали стенограммы Думы. Они смеялись над правительством, которое думало, что революционеров можно запугать репрессивными мерами. Казалось, что буржуазия не понимает ситуации. Именно в то время Егор Сазонов отравился, чтобы пробудить интерес к судьбе своих товарищей. Его поступок не произвел на правительство абсолютно никакого впечатления.

В каждой губернии насчитывались десятки тысяч ссыльных. В Киренском уезде – этом таежном малонаселенном районе размером с Францию – в 1908–1913 гг., когда я снова оказалась там, насчитывалось несколько тысяч политических ссыльных. Мою избу посещало множество молодых товарищей, и я всегда была в курсе их планов побега. Всем им не терпелось вернуться в Европейскую Россию, и все решительно намеревались при первой возможности возобновить революционную работу. Снова вернувшись в Россию в 1917 г., я встречала многих из них, и они отнюдь не симпатизировали большевикам. Мои хорошие товарищи – матросы, которые были со мной в Киренске, – были крайне опечалены позорным поведением Балтийского флота. Я встретила одного из самых лучших матросов, Кузьму Ермоша, во Владивостоке, по пути в Америку. Я спросила его:

– Как думаешь, Кузьма, долго еще люди будут убивать друг друга?

– Народ лишился покоя, – печально ответил Кузьма. – Он слишком долго страдал. Он бы уже давно остановился, если бы мог. А так в нем накопилось слишком много гнева.

На революционных митингах 1917 г. я видела огромную разницу между теми людьми, которые прошли революционную подготовку в наших организациях в 1904–1906 гг., и новичками, с самого начала оказавшимися под влиянием большевиков. У них не было времени, чтобы сформировать обоснованное мнение, и они были готовы поддерживать безумцев и предателей. В борьбе между двумя течениями победителем оказалась толпа. Обносившаяся, изголодавшаяся, ожесточенная разочарованиями 1905 г., она знала, что смирением, терпением и молитвой ничего не добьешься. Она видела, что крестьяне Харькова и Полтавы пытались поступать по совести и были за это жестоко наказаны. Репрессии, последовавшие за восстаниями 1905 г., довели их до отчаяния. Именно из-за близорукого отношения привилегированных классов к крестьянам в России стал возможен большевизм."
IPhone предложил для чтения любопытную и остроумную книжку.
Автор убежал из СССР в 1986 г. через Индию и Непал.

Я никогда не был советским гражданином — такого гражданства вообще не существует. И я еще не американский гражданин. Но всегда я считал себя — следом за Иосифом Флавием и Анахарсисом Клоотцем — гражданином Вселенной. Это гражданство может получить всякий — стоит только пожелать. И ритуал вступления в это гражданство очень прост. Надо ударить себя в грудь и зычным голосом крикнуть:

Я — гражданин Вселенной!

http://biography-ebooks.com/_/_/566147/how-i-escaped-from-the-ussr-kak-a-bezal-iz-sssr

— А что вы здесь?... Туристом?

— Нет, я убежал из Польши.

(«Вот так совпадение, — подумал я, — Только приехал в Италию, и тут же наткнулся на человека со сходной судьбой!»)

— Нет, я не из Америки, я сбежал из России, — сказал я правду.

— Из России? — удивился поляк, и тут же перешел на русский. — Я изучал русский в школе, — сообщил он мне.

Выяснилось, что этот отель называется «Уорлд», то есть «Мир», совсем не случайно — здесь жили не обычные постояльцы, а беженцы из полутора десятка стран: из Польши, Румынии, Болгарии, Ирана, Афганистана, Вьетнама, Эфиопии. Из Советского Союза я был один.

— Был здесь месяц назад один татарин из Казани. Он сбежал в Иордании. Сейчас он уже в Америке, — сказал мне поляк.

У меня даже настроение немного испортилось: целый месяц считал себя за героя и гордился своей исключительностью, а теперь смотри — вон сколько нас! Бегут люди от коммунистов, хоть тресни! Даешь им бесплатное образование — бегут. Бесплатное медицинское обслуживание — бегут! Гарантируешь им право на труд — все равно бегут!

*****

Первую неделю я прожил в филантропической квартире в Бруклине, в ультраортодоксальном еврейском районе. Меня поселили там то ли с венгром из Румынии, то ли с румыном из Венгрии — я так и не разобрался. Он знал несколько слов по-немецки, так как полгода жил в Вене, я тоже — в основном из фильмов про Вторую войну, — так мы и общались.

Помнится, в первый день я шарахался на улицах от этих странно одетых людей: «Что это за узбеки в тюбетейках?» — думал я, — «Зачем такие длинные локоны у детей? Зачем в такую жару носить меховую шапку? Что за разночинцы в сюртуках 19-го столетия?» Идешь по улице с удивительным ощущением: с одной стороны, никого не хочешь обидеть, с другой — улыбку сдержать почти невозможно. Я , конечно, понимаю, что в библейские времена именно так и одевались. Ведь очень удобно — надел черный костюм с иголочки, черную шляпу — сел на верблюда, и поехал слоняться по синайским пустыням... Только я не удивлюсь, если как-нибудь в 22 столетии в этом районе в синагогу будут ходить в джинсах и в майках с надписью «Майами Вайс». Что ж поделаешь — традиция.

Tags:

Традиции охранки




Чернавин В. В. Записки "вредителя" / Владимир и Татьяна Чернавины. Записки "вредителя" ; Побег из ГУЛАГа. - СПб. : Канон, 1999. - С. 6-328 : портр., ил.

<< Предыдущий блок    Следующий блок >>




- 172 -

12. "Сон Попова"

Книга в тюрьме - это совсем не то, что книга на воле. Это, может быть, единственный настоящий момент отдыха, и то, что было много раз прочитано, приобретает совершенно новый смысл и силу. Кроме того, книг так мало, получить их так трудно, что одно это придает им особую ценность и значение.

В общую камеру с числом заключенных около ста на две недели выдается тридцать книг, из них десять книг политического содержания,

- 173 -

которые никто читать не хочет. В одиночках, в тех редких случаях, когда разрешены книги, выдаются на две недели четыре книги, из которых одна политическая. Тюремная библиотека на Шпалерной составлена была до революции и оказалась неплохой по составу. После революции часть книг, как, например, Библия, Евангелие и многие другие, была изъята; часть книг, особенно русские классики, была растащена, зато библиотека пополняется тощими произведениями советских писателей и, главным образом, книгами политическими. При этом надо сказать, что основных политических или политико-экономических трудов почти нет, а все забито мелкими брошюрками, внутрипартийным переругиванием, теряющим смысл, пока книга печатается, и пр. Часто это преподношения авторов крупным членам ГПУ, которые, желая избавиться от лишнего хлама в доме, жертвуют его в тюремную библиотеку. Книги эти обычно поступают неразрезанными; часто имеют трогательные авторские надписи, которые только и прочитываются заключенными с некоторым интересом. Читают же охотнее всего Лескова, Л. Тостого, Достоевского, Тургенева, Пушкина, Лермонтова, Чехова. С особым вниманием читалось все, что касалось описания тюрем, допросов, каторги, при этом совершенно исключительным успехом пользовался "Сон Попова" Ал. Толстого. Его читали вслух, собравшись небольшими группами, некоторые знали его наизусть, другие вспоминали из него отрывки. Действительно, нельзя острее и точнее изобразить трагичность положения всех нас, захваченных ГПУ, как это сделал Ал. К. Толстой в своей сатире о злосчастном чиновнике, забывшем надеть панталоны, в таком виде явившемся поздравить министра, а затем признанным санкюлотом и отправленным в третье отделение.

Допрос Попова, его признание, сообщение списка "сообщников", под угрозой пытки, все до мельчайших подробностей совпадало с тем, что мы переживали в ГПУ, только, несомненно, в действительно ужасающих размерах. Но дух был тот же. "Лазоревый полковник, с лицом почтенным, грустью покрытым", у многих вызывал брезгливую улыбку, - таким мог быть любой из следователей. Его обращение "О, юноша!" и замечание в скобках: "Попову было с лишком сорок лет" - общий смех.

На первом же допросе Барышников, обращаясь ко мне, патетически воскликнул: "Вы еще так молоды!", я отвечал ему: Мне 42 года". Разве это не из "Сна Попова"?

Сама речь лазоревого полковника слушалась с таким вниманием, как будто перед нами действительно стоял следователь ГПУ.

...для набожных сердец

К отверженным не может быть презренья,

И я хочу вам быть второй отец,

Хочу вам дать для жизни наставленье,

Заблудших так приводим мы овец

Со дна трущоб на чистый путь спасенья.

- 174 -

Откройтесь мне, равно как на духу:

Что привело вас к этому греху?

Следователи ГПУ обращались к нам буквально так, взывая к нашему чистосердечному покаянию и раскаянию. Не Горький, не советский Ал. Толстой, не чекист Ягода придумали через охранку приводить "заблудших овец" на "чистый путь спасенья", а Третье отделение, которое более полувека назад занималось тем же, только гораздо в более скромных размерах.

Конечно, вы пришли к нему не сами,

Характер ваш невинен, чист и прям... —

пел дальше Попову лазоревый полковник - следователь ГПУ и каждый раз кто-нибудь не выдерживал: "Ну точь-в-точь мой подлец мне так на допросе поет!"

... вы ложными друзьями

Завлечены. Откройте же их нам!

Кто вольнодумцы? Всех их назовите

И собственную участь облегчите!

Подведите знакомых и друзей, чтобы облегчить собственную участь — основа всех соблазнов, которые расставляют нам следователи ГПУ.

... Иль пустить

Уже успело корни в вас упорство?

Тогда должны мы будем приступить

Ко строгости, увы! и непокорство,

Сколь нам не больно, в вас искоренить.

В последний раз: хотите ли всю рать

Завлекших вас сообщников назвать?

При этих словах многим становилось жутко: почти каждого из нас томили этим вопросом, выжимая имена наших сослуживцев, случайных знакомых, родственников. Отношение к каждому из них ГПУ могло знать и могло не знать по небрежности своей работы; каждое имя могло быть опасным.

Когда б вы знали, что теперь вас ждет,

Вас проняло бы ужасом и дрожью, —

пророчествовал неумолимый Толстой, и слушателям становилось все непереносимее. Все замолкали и никто не прерывал.

Но дружбу, чтоб вы видели мою

Одуматься я время вам даю,

Здесь, на столе, смотрите, вам готово

Достаточно бумаги и чернил;

Пишите же, на то даю вам слово

Чрез полчаса вас изо всех мы сил...

Все молчали. Слишком это было всем знакомо - бумага, чернила... и омерзительное гадостное чувство полного унизительного бессилия перед угрозой "изо всех мы сил..."

- 175 -

Тут ужас вдруг такой объял Попова,

Что страшную он подлость совершил:

Пошел строчить (как люди в страхе гадки!)

Имен невинных многие десятки.

Это был кульминационный пункт общего напряжения, вслед за которым "романистам", то есть написавшим признание под диктовку следователя, становилось невыносимо тяжко, другим, напротив, у кого совесть была чиста, весело и задорно, как после миновавшей опасности.

Попов строчил сплеча и без оглядки,

Попали в список лучшие друзья.

Я повторю: как в страхе люди гадки —

Начнут, как Бог, а кончат, как свинья!

— Вот, голубчики, краткая и поучительная история всех "романистов", — заключил сидевший с нами пожилой инженер, всегда спокойный, ровный, не терявший и в тюрьме юмористического отношения к окружающему, хотя он уже больше года мыкался в тюрьме. - Удивительно, скажу вам, как на следователей ничего не действует. "Сон Попова" я знаю назубок и на одном допросе не удержался и спросил: "Это вы не из "Сна Попова" декламируете?"

Следователь сначала обозлился, какой там "сон", но я ему объяснил и стал читать стихотворение. Он слушал так внимательно, что про допрос забыл, а когда я кончил, он буквально выбежал в коридор, притащив второго следователя — своего приятеля.

— Сделайте одолжение, прочтите еще раз этот сон-то, как его, Попова, что ли. Ну, брат, вот сам услышишь, как здорово написано. - Я прочел им. Оба пришли в восторг, спрашивают: кто написал? Я им объяснил, кто и когда. Удивились. Они-то думали, что этот метод -изобретение ГПУ, достижение революции... А тут, оказывается, охранка, половина XIX века. Ну, они могут утешать себя, что масштаб у охранки был совершенно иной - детские игрушки, по сравнению с ГПУ.


"Главной опасностью для человечества является не изверг или садист, а нормальный человек, наделенный необычайной властью. ...для того чтобы миллионы поставили на карту свою жизнь и стали убийцами, им необходимо внушить такие чувства, как ненависть, возмущение, деструктивность и страх."

"Душа человека"

Tags:

* * * Мне никогда не хватало азарта для планомерного построения карьеры. Но интересной работы хотелось очень, и выход был только через «поплавок» — ромбовидный значок, выдававшийся после окончания высших учебных заведений. Вернее, выхода было два: либо идти учиться в Высшую школу КГБ, так делало большинство из тех, кто вообще получал разрешение на учебу в вузе, либо выбирать гражданский вуз сообразно своим наклонностям и возможной привязке к будущей работе в КГБ же.   Учиться в «вышке» — так называли ВШ КГБ, было, конечно, во сто раз легче; иногда, слушая разговоры тех, кто там учился, я представлял себе, как одни и те же курсовые и дипломные работы из года в год переписываются с оригиналов, написанных еще при Дзержинском. Мне же хотелось как-то разнообразить свою жизнь и, закончив смену в «наружке», не тащиться в ВШ на лекции и занятия по опять-таки охоте на людей.

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel