Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

я2

Страницы из дневника Йоханны (Джейн Изинг). Счастливые годы.

Оригинал взят у traveller2 в Страницы из дневника Йоханны (Джейн Изинг). Счастливые годы.
Предыдущий фрагмент см. http://traveller2.livejournal.com/483723.html

После окончания университета я получила работу в Коммерческом колледже у проф. М. Палйи. В жизни мне часто выпадала удача, счастливые совпадения. Это была первая моя удача. Через полгода проф. Палйи уехал в Америку на год преподавать в университете Чикаго, а меня “дал взаймы” профессору Францу Эйленбургу. За год Эйленбург так привык ко мне, что отказался возвратить меня Палйи. Он “выбил” у администрации специальную ставку ассистента-исследователя в отделении экономики при профессоре Эйленбурге. Мы работали с ним вместе 12 с половиной лет, с осени 1926 по март 1939, и прошли вместе сквозь огонь и воду.

Итак, мне 24 года, у меня приличная зарплата и много друзей … но ни одного романтического приключения. 6 июня 1926 года Я ВСТРЕТИЛА ЭРНСТА ИЗИНГА. Это случилось на воскресной прогулке группы студентов-пацифистов. Хотя я уже не была студенткой (как и он), мне нравились их регулярные походы, собрания и лекции. Я увидела его как только сошла с пригородного поезда; я сама заговорила с ним первой. “Уверена, что вы собираетесь примкнуть к нам в походе,” сказала я. С того дня мы ходим в походы вместе, вот уже более 60 лет.

Эрнст мне сразу понравился: приятный молодой человек, защитивший диссертацию по физике, пацифист, читавший те же журналы, что и я, сторонник единой Европы, любитель походов, велосипедист, пловец а зимой заядлый конькобежец. Так же как и я он любил ходить на концерты и в театры. В одном кармане его пиджака всегда лежала шоколадка, а в другом миниатюрное издание Фауста в двух томах.

В походы он приходил с огромным рюкзаком, в котором непременно лежал запасной свитер или плащ на случай, если кому-то понадобится, и дополнительный бутерброд-другой для тех, кто мог бы остаться голодным. Но больше всего мне нравилось, что в конце дня, когда уже темнело и мы вдвоем брели на отдаленный вокзал, чтобы вернуться в Берлин, он читал мне немецких поэтов. Трудно поверить, что человек может запомнить столько поэм, баллад и диалогов, сколько Эрнст держал в голове. Он никогда не повторялся.

Все это он выучил еще в школе, во время уроков речи, которые ему давал Вилли Буш, ведущий актер Бохумского драматического театра. Однажды он показал мне фотографию свадьбы его сестры, которая вышла замуж за Германа Буша, и я подумала: “Они не похожи на евреев; значит, и Эрнст не еврей.” Конечно, позднее я узнала, что он был евреем. Но для меня это не имело значения. У нас были сходные взгляды на религию — либеральные, без догматизма. Я любила Эрнста таким, как он есть.

Collapse )
я2

О финском образовании

Последние годы Финляндия считается мировым лидером в школьном и дошкольном образовании. О том, благодаря чему это происходит, как готовят учителей и чему учат в финских школах, мы поговорили с деканом факультета Менеджмент в сфере образования Московской высшей школы социальных и экономических наук Еленой Анатольевной Ленской.

http://www.msses.ru/about/news/3206/
я2

Мемуары историка Сергея Пушкарева (1905-1945)

http://www.xxl3.ru/belie/pushkarev.htm

2. Харьковский университет. Мое заболевание марксизмом. Н.Н. Попов.
В июне 1907 года я окончил курскую гимназию, получил аттестат зрелости и осенью того же года поступил на историко-филологический факультет Харьковского университета. Мне пришлось преодолеть серьезное препятствие: для поступления на этот факультет требовалось знание древнегреческого языка, а я в гимназии его не изучал. Все лето 1907 г., три с половиной месяца, я наспех зубрил греческий и осенью выдержал экзамен при управлении харьковского учебного округа. В Харьковском университете в 1907-08 гг. я усердно занимался, готовился к полукурсовым испытаниям и выдерживал экзамены на "в.уд." (т.е. "весьма удовлетворительно", по-гимназически "на пятерки"). Наиболее популярными лекторами на нашем факультете в мое время были профессор русской истории Д.И. Багалей (он же ректор университета) и историк В.П. Бузескул. Они читали лекции не в отдельных аудиториях, а в актовом зале, который почти всегда был заполнен.

В университете была и общественная жизнь. Студентам запрещалось создавать организации политического характера, но было дозволено организовывать землячества, а также научные и литературные кружки. Однако кружок по изучению аграрного вопроса фактически был студенческой фракцией партии эсеров, а кружок по изучению политической экономии - студенческой фракцией эсдеков. Доступ в эти кружки был открыт для всех студентов, и я вступил во второй. На собраниях кружков иногда действительно читались доклады на научные темы, но в основном обсуждались вопросы "текущего политического момента".

В эти годы я занимался самообразованием в области марксистской теории; по вечерам читал произведения классиков марксизма и их русских последователей. Несколько месяцев я нес и общественную нагрузку: был казначеем харьковского профессионального союза конторщиков и бухгалтеров. Ходил в помещение союза три раза в неделю, вечером, часа на три. По вечерам, особенно по субботам и воскресеньям, у меня собиралась компания из 3-4 человек, в большинстве партийных меньшевиков, для разговоров, чаепития и легкой выпивки (допьяна мы не напивались). Иногда бродили по пивнушкам. В сентябре 1908 г. в Харьков приехал мой двоюродный брат Н.Н.Попов, который только что окончил гимназию во Владикавказе и поступил на юридический факультет Харьковского университета. Он стал моим постоянным посетителем и усиленно внедрял в меня марксистское вероучение.

Иногда беспорядки вносили в русские университеты не социалисты, а весьма ученые профессора - министры народного просвещения - сначала Шварц, потом Кассо. В первый же мой студенческий год собралась бурная студенческая сходка для протеста против распоряжения Шварца. Он надумал выгнать из университетов девушек-студенток, которые были приняты в 1905 г. и прошли уже половину университетского курса. Справедливая борьба разумных студентов с глупым министром окончилась компромиссом: студенткам разрешили окончить курс, но в дальнейшем доступ девушкам в университеты был закрыт. Его открыл уже во время войны либеральный министр граф Игнатьев. Конечно, девушки могли и до того получать высшее образование в особых учебных заведениях, называемых Высшие женские курсы, где преподавали университетские профессора по университетским программам.

Политический климат России в 1907-08 гг. был безотрадным. С одной стороны, часть интеллигенции и студенчества разбегалась из нелегальных организаций эсеров и эсдеков. Эти "дезертиры", разочаровавшись в революции, занялись поиском "личного счастья", ошибочно включая в него необузданный половой разврат. С другой стороны, "прогрессивная общественность" сурово осуждала политику столыпинского правительства, которому особенно вменялись в вину "реакционный" закон 3 июня 1907 г., урезавший избирательные права, и многочисленные смертные казни, якобы ставшие в России бытовым явлением.

"Прогрессивная интеллигенция" в то время не замечала смягчающих вину обстоятельств политики Столыпина, которые я увидел много позже. Избирательный закон 3 июня 1907 г. формально нарушал манифест 17 октября 1905 г., но он был для Столыпина единственным средством сохранить в России народное представительство с законодательными функциями. Министры царского правительства не могли сотрудничать с Государственной Думой, наполненной представителями эсдеков, эсеров и трудовиков, требовавших, прежде всего, уничтожения этого правительства. С другой стороны, правые круги требовали закрытия думской "говорильни" и восстановления "исконного" самодержавия. В таких условиях политика Столыпина была единственным средством сохранить в России хоть куцую конституцию, и он ее сохранил.

Учрежденные Столыпиным военные суды казнили 2390 деятелей революционного террора, но не за их принадлежность к революционным партиям, а за убийство или за покушение на убийство должностных лиц - от высших государственных чиновников до постовых и городовых. Эти покушения были в 1906-07 гг. действительно бытовым явлением. Прочтите хронику еженедельного юридического журнала "Право" за эти годы, и вы в этом убедитесь. Лишь в 1908-09 гг. революционный террор затих, но еще не исчез из русской политической жизни. В общем, число должностных лиц, убитых (2691) и раненых (3222) террористами, значительно превышало число лиц, казненных по приговорам военных судов. Ни один человек из большевиков, эсеров, максималистов или анархистов, люто ненавидевших монархию и стремившихся к ее низвержению, не был казнен за эти стремления, если они не выражались в террористических актах, покушениях или вооруженных восстаниях.

Я пришел к пониманию столыпинского периода только в эмиграции, когда серьезно, по документам стал изучать историю России начала XX века. В Харькове же я - юный студент - был осенью 1907 г. пылким противником русского царизма. Это мое настроение надо было заполнить идейным содержанием, и таким содержанием стал марксизм.

Одно особое обстоятельство помогло марксизму завоевать мою душу. В детские и юношеские годы я был очень верующим православным христианином. Не только посещал все богослужения в гимназической церкви, как полагалось, но каждую субботу ходил ко всенощной в соседнюю приходскую церковь. Мать иногда говорила: "Сережиными молитвами наш дом держится". Несколько случаев, когда, по моему убеждению, рука Господня спасала меня от неминуемой, казалось бы, гибели или от тяжелого увечья, укрепили мою веру. Но неожиданная и внезапная смерть отца 6 января 1906 г. в возрасте всего 56 лет меня потрясла. Я не верил его смерти и, стоя у его тела, молился о выздоровлении отца.

Конечно, смерть близкого человека не должна убивать веру, но в области религиозных эмоций логика играет очень слабую роль, и в течение 1906 года моя вера незаметно заглохла. Душевная пустота дает возможность заполнить душу иной, хоть и ложной верой, если только встретить убежденного и горячего проповедника.

Для меня роль такого проповедника сыграл мой двоюродный брат Николай Николаевич Попов, и я должен рассказать его трагическую историю. Его дед о. Николай Попов был соборным протоиереем в Старом Осколе. Его отец преподавал древние языки в гимназии во Владикавказе; скромный и молчаливый меланхолик, он не имел на сына влияния. Его мать была родной сестрой моей матери. У них была дочь и два сына, Николай был старший. Их семья приезжала на летние каникулы с Кавказа в наше имение в Курской губернии, и мы с ним крепко подружились. Наша дружба началась с игры в лапту в компании соседских крестьянских ребят, а кончилась его марксистскими лекциями. В возрасте 15-16 лет он считал себя убежденным марксистом. Его умственные способности мне тогда казались изумительными. Он по памяти перечислял все железнодорожные станции от Владикавказа до Курска, цитировал тексты из сочинений Маркса и Энгельса. Соответственно велики были его самомнение и самоуверенность.

В 1908 г. он поступил на юридический факультет Харьковского университета, а в 1909 г. перешел в Московский университет. Там он занимался меньшевицкой партийной работой, ив 1911 г. был по приговору судебной палаты сослан в Сибирь на поселение. После февральской революции он вернулся в Харьков и стал редактором газеты меньшевиков-интернационалистов - фракции, близкой большевикам.

В июне 1919г., когда части Добровольческой армии подступили к Харькову, наши пути разошлись. Я вступил в Белую армию, а мой двоюродный брат бежал в Москву и вступил в большевицкую партию, где сделал блестящую карьеру. Его книга "История ВКП(б)" была принята в партийных школах. Вернувшись в Харьков в 1920 или 1921 г., он стал секретарем ЦК украинской компартии (предшественником Никиты Хрущева). Но в 1937 г. Хрущев по приказу Сталина явился в Харьков и умертвил всю верхушку украинского руководства, в том числе и Н.Н. Попова. Погибла и его жена, а их малолетние дети были сданы в детдом.
я2

Вор у вора дубинку украл - монах на монаха донос накатал

В октябре 1975 года в Рим по каналу Московской патриархии на учебу в ватиканские учебные заведения сроком на два года выехали агенты КГБ «Владимир» и «Сергей». Начальник 4 отдела 5 Управления КГБ полковник Финцев сообщает на агентов следующие данные:
«Владимир» - Церпицкий Николай Львович, 1947 г.р., уроженец Витебска, белорус, монах, с высшим богословским образованием, кандидат биологических наук. Помощник инспектора Ленинградской духовной академии. Личный секретарь митрополита Никодима, пользуется его расположением. «Владимир» завербован в 1971 году.
«Сергей» - Востряков Геннадий Михайлович, 1945 Г.Р., уроженец Челябинска, монах, с высшим богословским образованием. кандидат богословских наук. Секретарь председателя отдела внешних церковных сношений Московской патриархии. Завербован в 1971 году. Выявляет реакционно настроенных среди церковников и студентов Московской духовной академии. «Сергей» обучался в ватиканском колледже Руссикум. Пароль для связи одинаковый для обоих агентов:
-Вам привет из Москвы от Ивана Константиновича.
В Риме, по сообщению агента «Владимира» «Сергей» посещает какой-то английский колледж. Однако об этом «Сергей» ничего не говорил своему оперативнику. Тогда вспомнили, что «Сергей» еще до поступления в Духовную семинарию проявлял повышенный интерес к передачам радиостанций Голос Америки, Немецкая волна, Свободная Европа и пытался завязать переписку с директорами этих радиостанций.

В сентябре 1978 года «Владимир» в составе делегации Русской православной церкви во главе с митрополитом Никодимом был Ватикане. Делегация была принята папой Иоанном-Павлом Первым. Никодим внезапно умер в Италии.
я2

И. Каретникова. ВНУК ВРАГА НАРОДА ВИТАЛИК КАМЕНЕВ

Виталик Кравченко учился в мужской школе, параллельной моей женской. Здания были почти рядом, в пяти минутах ходьбы, и все праздники и вечера проходили вместе. Был даже один общий класс для двух школ — бальные танцы. Учитель, состарившийся танцор Большого театра, манерно говорил:
— Сегодня я подарю вам менуэт.
И мы разучивали и танцевали менуэт, а наша учительница пения аккомпанировала. А на следующей неделе он «дарил» нам полонез.
Моим партнером был длинный неуклюжий десятиклассник, а Таня, моя подруга, всегда танцевала с Виталиком. Как грациозно он танцевал! Она любила его больше всех на свете. После танцев я и Виталик шли к Тане. Курили, ничего не боясь, у нее в комнате, хотя за стенкой были ее мама, отчим и какие-то гости. Но всем им было не до нас. Они, заядлые картежники, играли в покер.
— Роял флаш, — кричал кто-то за дверью.
— Анте! Бет! — отвечали ему.
Мы повторяли покерные слова и курили до одурения.
Виталик ничем не интересовался, но выглядел привлекательно, даже изысканно. Учился он плохо, но школу не пропускал. Он был неназойливо другим. Грустно слушал музыку и мог целый вечер сидеть и молчать. У него не было никакого желания обратить на себя внимание, понравиться, что-то узнать или услышать. Даже кино, которое так увлекало всех нас, его не интересовало. В нем чувствовалась какая-то глубокая усталость.
Его мать, актриса Галина Кравченко, была в прошлом звездой немого кино; отчим — известный грузинский театральный режиссер, а отец — Таня рассказала это мне под клятвой, что я буду молчать, — был летчик, Лютик Каменев, сын революционного вождя и соратника Ленина Льва Каменева. Их обоих — отца и сына — расстреляли как врагов народа в середине тридцатых годов, в период сталинских показательных процессов.
Самого Виталика неожиданно арестовали в самом конце сороковых, как только ему исполнилось восемнадцать лет. Таня прибежала ко мне рано утром и в слезах, задыхаясь, сказала, что Виталика ночью забрали.
Он был осужден на двадцать пять лет и отправлен в один из концлагерей ГУЛАГа в Казахстане. Месть Сталина своему бывшему политическому соратнику, Льву Каменеву, распространилась даже на его внука.
Через какое-то время после смерти Сталина Виталика реабилитировали. Он вернулся в Москву неузнаваемый, изуродованный, с неизлечимой тогда болезнью — бруцеллезом. Вскоре он умер.
Было все это более полувека назад, и мое воспоминание о нем давно стерлось. А тут недавно он всплыл в моей памяти, и я многое узнала, что не могла знать тогда. Просто попалась под руку статья о его отце — летчике Лютике Каменеве. Когда тот был мальчиком, друзья его родителей (его мать была сестрой Троцкого) взяли его на речную прогулку по Оке и Волге на царской яхте «Межень». На этой яхте кто-то нашел матросский костюмчик незадолго до этого расстрелянного наследника престола, двенадцатилетнего царевича Алексея. Фотография наследника в этом костюме была хорошо известна в России. Когда эту детскую матросскую курточку и шапочку надели на Лютика, все восхитились — мальчик выглядел как двойник наследника престола.
Лютик тоже был расстрелян, но только на двадцать лет позже. В своих воспоминаниях, уже очень старая, всех пережившая, Галина Кравченко пишет, как Лютик любил Виталика. Как он показывал ему свой самолет и летал с ним. Как тот всегда ждал отца и гладил рукой отцовскую одежду, когда того не было дома. А потом, когда самого Каменева расстреляли, а Лютика до расстрела посадили в Бутырскую тюрьму, она брала Виталика с собой относить Лютику передачи и всегда надеялась, что им дадут повидаться. И шестилетний Виталик, повернувшись к проволочному забору и глотая слезы, повторял:
— Папочка, папочка! Мы пришли к тебе, мы здесь, за ямой.
Яма была между тюремной стеной и забором.
я2

Высшая школа по охоте на людей - Григ

* * * Мне никогда не хватало азарта для планомерного построения карьеры. Но интересной работы хотелось очень, и выход был только через «поплавок» — ромбовидный значок, выдававшийся после окончания высших учебных заведений. Вернее, выхода было два: либо идти учиться в Высшую школу КГБ, так делало большинство из тех, кто вообще получал разрешение на учебу в вузе, либо выбирать гражданский вуз сообразно своим наклонностям и возможной привязке к будущей работе в КГБ же.   Учиться в «вышке» — так называли ВШ КГБ, было, конечно, во сто раз легче; иногда, слушая разговоры тех, кто там учился, я представлял себе, как одни и те же курсовые и дипломные работы из года в год переписываются с оригиналов, написанных еще при Дзержинском. Мне же хотелось как-то разнообразить свою жизнь и, закончив смену в «наружке», не тащиться в ВШ на лекции и занятия по опять-таки охоте на людей.
я2

Двоюродный прадед Сергей Евстафьевич Троицкий

Scan0002

В адресной книге "Весь Киев" за 1905 г. нашел брата прадеда! Никогда раньше не знал его профессии и чина! Троицкий Сергей Евстафьевич - учитель-воспитатель, коллежский советник, Киевская военно-фельдшерская школа (Госпитальная, 20). Там же он и жил.

Получил фотографию послереволюционную от родственников из Харькова!

я2

Семинар "Происхождение жизни"

Оригинал взят у macroevolution в Семинар "Происхождение жизни"
30 января в 16-00 в Биологическом музее им. Тимирязева буду читать лекцию для учителей и студентов "Происхождение жизни".

Подробности

Адрес: г. Москва, ул. Малая Грузинская, дом 15
Телефон для справок: 8-499-252-36-81

это будет, конечно, краткая и упрощенная версия по сравнению с тем, что рассказывает на своих лекциях многоуважаемый _hellmaus_

я2

Alma mater

Министерство образования и науки обновило черный список вузов России
Национальный исследовательский ядерный университет МИФИ занял первое место в общем ранжире высших учебных заведений РФ по итогам конкурса, проведенного Национальным фондом подготовки кадров (НФПК). Причем МИФИ набрал рекордное количество баллов по направлению «Научно-исследовательская деятельность» и опередил все вузы страны.

Ранее глобальный рейтинг образования 2012 года 400 лучших учебных заведений всего мира опубликовал ведущий британский журнал Times Higher Education. От России в этот рейтинг попали лишь два университета — МГУ (201-е место) и НИЯУ МИФИ (226-е место). Причем по оценке цитируемости ведущий атомный вуз страны занял первое место, набрав максимальные 100 баллов, передает РИА Новости.

Рейтинг Times Higher Education — один из наиболее влиятельных в мире образования. Он представляет собой оценку университетов мирового класса по следующим параметрам качества: образование, научные исследования, передача знаний и технологий, перспективы международного сотрудничества и цитируемость. В рейтинг отбирают 400 лучших вузов мира по 13 индикаторам эффективности, включая мнение академического сообщества и бизнеса.

МИФИ является базовым вузом страны, ведущим подготовку специалистов для атомной отрасли России. Его выпускники работают на предприятиях и организациях госкорпорации «Росатом».