Category: общество

я2

Традиции охранки




Чернавин В. В. Записки "вредителя" / Владимир и Татьяна Чернавины. Записки "вредителя" ; Побег из ГУЛАГа. - СПб. : Канон, 1999. - С. 6-328 : портр., ил.

<< Предыдущий блок    Следующий блок >>




- 172 -

12. "Сон Попова"

Книга в тюрьме - это совсем не то, что книга на воле. Это, может быть, единственный настоящий момент отдыха, и то, что было много раз прочитано, приобретает совершенно новый смысл и силу. Кроме того, книг так мало, получить их так трудно, что одно это придает им особую ценность и значение.

В общую камеру с числом заключенных около ста на две недели выдается тридцать книг, из них десять книг политического содержания,

- 173 -

которые никто читать не хочет. В одиночках, в тех редких случаях, когда разрешены книги, выдаются на две недели четыре книги, из которых одна политическая. Тюремная библиотека на Шпалерной составлена была до революции и оказалась неплохой по составу. После революции часть книг, как, например, Библия, Евангелие и многие другие, была изъята; часть книг, особенно русские классики, была растащена, зато библиотека пополняется тощими произведениями советских писателей и, главным образом, книгами политическими. При этом надо сказать, что основных политических или политико-экономических трудов почти нет, а все забито мелкими брошюрками, внутрипартийным переругиванием, теряющим смысл, пока книга печатается, и пр. Часто это преподношения авторов крупным членам ГПУ, которые, желая избавиться от лишнего хлама в доме, жертвуют его в тюремную библиотеку. Книги эти обычно поступают неразрезанными; часто имеют трогательные авторские надписи, которые только и прочитываются заключенными с некоторым интересом. Читают же охотнее всего Лескова, Л. Тостого, Достоевского, Тургенева, Пушкина, Лермонтова, Чехова. С особым вниманием читалось все, что касалось описания тюрем, допросов, каторги, при этом совершенно исключительным успехом пользовался "Сон Попова" Ал. Толстого. Его читали вслух, собравшись небольшими группами, некоторые знали его наизусть, другие вспоминали из него отрывки. Действительно, нельзя острее и точнее изобразить трагичность положения всех нас, захваченных ГПУ, как это сделал Ал. К. Толстой в своей сатире о злосчастном чиновнике, забывшем надеть панталоны, в таком виде явившемся поздравить министра, а затем признанным санкюлотом и отправленным в третье отделение.

Допрос Попова, его признание, сообщение списка "сообщников", под угрозой пытки, все до мельчайших подробностей совпадало с тем, что мы переживали в ГПУ, только, несомненно, в действительно ужасающих размерах. Но дух был тот же. "Лазоревый полковник, с лицом почтенным, грустью покрытым", у многих вызывал брезгливую улыбку, - таким мог быть любой из следователей. Его обращение "О, юноша!" и замечание в скобках: "Попову было с лишком сорок лет" - общий смех.

На первом же допросе Барышников, обращаясь ко мне, патетически воскликнул: "Вы еще так молоды!", я отвечал ему: Мне 42 года". Разве это не из "Сна Попова"?

Сама речь лазоревого полковника слушалась с таким вниманием, как будто перед нами действительно стоял следователь ГПУ.

...для набожных сердец

К отверженным не может быть презренья,

И я хочу вам быть второй отец,

Хочу вам дать для жизни наставленье,

Заблудших так приводим мы овец

Со дна трущоб на чистый путь спасенья.

- 174 -

Откройтесь мне, равно как на духу:

Что привело вас к этому греху?

Следователи ГПУ обращались к нам буквально так, взывая к нашему чистосердечному покаянию и раскаянию. Не Горький, не советский Ал. Толстой, не чекист Ягода придумали через охранку приводить "заблудших овец" на "чистый путь спасенья", а Третье отделение, которое более полувека назад занималось тем же, только гораздо в более скромных размерах.

Конечно, вы пришли к нему не сами,

Характер ваш невинен, чист и прям... —

пел дальше Попову лазоревый полковник - следователь ГПУ и каждый раз кто-нибудь не выдерживал: "Ну точь-в-точь мой подлец мне так на допросе поет!"

... вы ложными друзьями

Завлечены. Откройте же их нам!

Кто вольнодумцы? Всех их назовите

И собственную участь облегчите!

Подведите знакомых и друзей, чтобы облегчить собственную участь — основа всех соблазнов, которые расставляют нам следователи ГПУ.

... Иль пустить

Уже успело корни в вас упорство?

Тогда должны мы будем приступить

Ко строгости, увы! и непокорство,

Сколь нам не больно, в вас искоренить.

В последний раз: хотите ли всю рать

Завлекших вас сообщников назвать?

При этих словах многим становилось жутко: почти каждого из нас томили этим вопросом, выжимая имена наших сослуживцев, случайных знакомых, родственников. Отношение к каждому из них ГПУ могло знать и могло не знать по небрежности своей работы; каждое имя могло быть опасным.

Когда б вы знали, что теперь вас ждет,

Вас проняло бы ужасом и дрожью, —

пророчествовал неумолимый Толстой, и слушателям становилось все непереносимее. Все замолкали и никто не прерывал.

Но дружбу, чтоб вы видели мою

Одуматься я время вам даю,

Здесь, на столе, смотрите, вам готово

Достаточно бумаги и чернил;

Пишите же, на то даю вам слово

Чрез полчаса вас изо всех мы сил...

Все молчали. Слишком это было всем знакомо - бумага, чернила... и омерзительное гадостное чувство полного унизительного бессилия перед угрозой "изо всех мы сил..."

- 175 -

Тут ужас вдруг такой объял Попова,

Что страшную он подлость совершил:

Пошел строчить (как люди в страхе гадки!)

Имен невинных многие десятки.

Это был кульминационный пункт общего напряжения, вслед за которым "романистам", то есть написавшим признание под диктовку следователя, становилось невыносимо тяжко, другим, напротив, у кого совесть была чиста, весело и задорно, как после миновавшей опасности.

Попов строчил сплеча и без оглядки,

Попали в список лучшие друзья.

Я повторю: как в страхе люди гадки —

Начнут, как Бог, а кончат, как свинья!

— Вот, голубчики, краткая и поучительная история всех "романистов", — заключил сидевший с нами пожилой инженер, всегда спокойный, ровный, не терявший и в тюрьме юмористического отношения к окружающему, хотя он уже больше года мыкался в тюрьме. - Удивительно, скажу вам, как на следователей ничего не действует. "Сон Попова" я знаю назубок и на одном допросе не удержался и спросил: "Это вы не из "Сна Попова" декламируете?"

Следователь сначала обозлился, какой там "сон", но я ему объяснил и стал читать стихотворение. Он слушал так внимательно, что про допрос забыл, а когда я кончил, он буквально выбежал в коридор, притащив второго следователя — своего приятеля.

— Сделайте одолжение, прочтите еще раз этот сон-то, как его, Попова, что ли. Ну, брат, вот сам услышишь, как здорово написано. - Я прочел им. Оба пришли в восторг, спрашивают: кто написал? Я им объяснил, кто и когда. Удивились. Они-то думали, что этот метод -изобретение ГПУ, достижение революции... А тут, оказывается, охранка, половина XIX века. Ну, они могут утешать себя, что масштаб у охранки был совершенно иной - детские игрушки, по сравнению с ГПУ.


я2

Фромм о главной опасности для человечества

"Главной опасностью для человечества является не изверг или садист, а нормальный человек, наделенный необычайной властью. ...для того чтобы миллионы поставили на карту свою жизнь и стали убийцами, им необходимо внушить такие чувства, как ненависть, возмущение, деструктивность и страх."

"Душа человека"
я2

Сартр. Затворники Альтоны. Пьеса

http://golubinski.ru/socrates/sartre/zatvorniki_altony.html

В своем заточении полубезумный Франц фон Герлах замыслил грандиозное предприятие – рассказать о делах людей XX века для тех, кто будет жить в веке тридцатом; как он считает, то будут уже не люди (человечество исчезнет), а... крабы. Торжественными и темными «монологами к крабам», которые Франц упорно совершенствует, вновь и вновь переписывая на магнитную ленту, композиционно обрамлена вся его история – они звучат в пьесе при первом появлении Франца и затем в финале, уже на пустой сцене, после его самоубийства. В этих отчаянно горьких «показаниях» – вся противоречивая личность Франца: и боль совести, отягощенной грузом ответственности за беды и преступления века, и вместе с тем боязнь расстроенного сознания выйти из круга собственных химер.
я2

Александр Морозов о "вечно бабьем" и коммент Елены Миськовой

Из ФБ. АМ: "rethinking russia. спрашивают: как объяснить происходящее в России? как объяснить? ну вот представьте, что Моника Левински родила от Клинтона сына. А Хиллари уехала на Аляску. И там живет при монастыре. (поскольку расследования сената не было, Клинтон "остался при своих" - ничего не было, никакой Моники). А тем временем Моника становится председателем совета директоров телекомпании Fox. Идут годы. Пресс-секретарь Клинтона - который у него работает уже 15 лет, бросает жену, она уезжает не на Аляску, а в Париж. Клинтон относится к этому с пониманием. Поскольку он исходит из мысли, что "человек - слаб" и личная преданность всегда покоится на эксплуатируемой слабости. Министр обороны "тоже увлекся". Причем, с большими расходами. Но нашел в себе силы вернуться в семью. "Это правильно", - говорит Клинтон. Брошенная бухгалтерша не понимает, почему нельзя было жену министра обороны отправить на Аляску или в Париж. Почему только ей такие страдания! Она пишет стихи. Клянется в верности любимому... Вы спрашиваете, почему становятся доминирующими когнитивные модели, предлагаемые LifeNews и коллективной "скойбедой"? почему главной темой становится "россия - брошенная баба"? почему что-то "тайно присоединяют" и "тайно отсоединяют"? почему весь мир нас "отсылает на аляску"? почему главной эмоцией в медиа становится "женская истерика", которую энергично изображают в телефире именитые писатели?...!"

ЕМ: "Верно все, кроме "женской истерики". С какого боку она "женская"??? Гендер проявляющих ее, форма проявления, характер психических атак и поражения - все за то, что ни фига она не женская. Надо в корне пересматривать некоторые дискурсивные основания российскости, наподобие "женской души", "немужского поведения власти" и "женской истерики". Все гораздо смешнее и смешаннее - есть отчетливый дискурс мужского блядства в широком смысле обоих слов - и мужское и блядство одновременно. А сотый раз вспоминается анекдот: питерские проститутки не обижаются, когда слышат словосочетание "питерские бляди", знают, что не про них."
я2

Алексей Арестович: Война за будущее

Алексей Арестович

ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ ФУТУРОЛОГИЯ.

Перемирие объявлено сторонами для того, чтобы подготовиться к новым боям, которые начнутся в ближайшее время.

Это война российского государства против части украинского общества.
Украинское государство преимущественно плачет о мире и упражняется в непротивлении злу насилием.

Так вот подготовка к боям с нашей стороны сейчас идет весьма проблематично.

У всех волонтеров после Минских соглашений, резко упали поступления. Кроме того, завалилась гривна и вот, вместо 80-ти запланированных радиостанций ты еле-еле везешь двадцать.

Это значит, что та общества, которая все-таки настроена на победу, была ошельмована дважды - российской пропагандой и украинской компрадорской ылитой.

Если бы мы в большинстве своем понимали, что противоречия, которые накопились в украинском обществе, а также на постсоветском пространстве, не могут быть решены иначе, чем путем войны, и понимали - как надо вести войну, она бы прошла бы много успешнее и быстрее.

Мы ведем сейчас самую жестокую из всех типов войн - войну за Будущее; вся интрига в том, какой какой именно его вариант победит?..

Такие войны разрешаются только физическим уничтожением активной части носителей альтернативной картины, тогда удается перевоспитать или обезвредить массу, находившуюся под их влиянием.

Вопрос стоит так:

- в будущее пройдут Губаревы, Стрелковы, Бесы и Путины? Русский миръ?..

- будущее определим мы.

У нас есть две фундаментальные проблемы:

- нет привлекательной картины Будущего, а значит, нет понимания за что мы боремся и куда идем?

Программа "Реформы-2020", не может служить весомым основанием идти в атаку для бойца, который садится в танк с перспективой в нем сгореть.

Ему нужно нечто куда более вдохновляющее.

А пока - происходит архаизация смыслов и тысячи здоровых мужиков живут из принципа:

- в АТО воевать не пойду, а вот, если враг придет ко мне домой...

т.е. определяют свое поведение паттернами родово-общинного строя.

Вторая наша фундаментальная проблема иллюзия возможности мирного разрешения этого конфликта: от выхода из Иловайска до батальонов без тяжелого вооружения.

На пачках сигарет для бойцов надо писать:

- Вера в мирное разрешение этого конфликта резко сокращает продолжительность жизни.

А на другой стороне - давать картинку. Как у меня на заставке.
я2

Владимир Буковский: У нас до сих пор гражданская война не кончилась в России

Оригинал взят у sudenko в Владимир Буковский: 'У нас до сих пор гражданская война не кончилась в России'
"...Путин серьезно просчитался. Теперь капкан: назад нельзя – это потеря лица и потеря престижа, и вперед нельзя, потому как некуда вперед идти, нет армии, нет сил. Чтобы оккупировать Украину, нужно как минимум полумиллионную боеспособную армию.

– Вы думаете, только в этом причина, по которой Россия не решается на прямое военное вторжение на Украину – только неготовность армии? Идеологически Путин способен на это?

– Идеологически, конечно, способен. Для них это привычная операция. Чем занималась Советская власть 73 года своей жизни? Распространяла революцию, поскольку создана была с целью провести всемирную пролетарскую революцию. Для этого у нее были все инструменты. Ровно по этой схеме Россия сегодня действуют на Украине, что смешно. Советского Союза нет, Коммунистическая партия Советского Союза не у власти, марксизм уже давно не ведущая идеология России, а действует Кремль по тем шаблонам, которым обучали в школах КГБ: они нашли пролетариат, создали народно-демократическую республику, все как полагается. У меня сотни документов о том, как СССР этим занимался в странах третьего мира. Ровно по этой схеме Москва действует и на Украине. Это показывает, насколько у них в Кремле застарелое, заскорузлое шаблонное мышление: как их обучили устраивать пролетарские революции, так они и продолжают, несмотря на то что речь идет об Украине, а не о, например, Никарагуа. Посмотрите географию их проникновения – это типично пролетарские регионы, Краматорск, Антрацит, Стаханов. Вот это их схема, они по ней идут, потому как ничего другого делать не умеют.

– Почему, если подобная политика очевидно обречена на провал, Путин пользуется такой поддержкой среди российского населения?

– Во-первых, мы не знаем, какова именно эта поддержка. И не только потому, что механизм опросов контролируется властью, но еще и потому, что люди побаиваются отвечать так, как они думают. Они предпочитают говорить то, что от них ждут. Да многие и не имеют никакого мнения, они на опрос реагируют как на некий тест: а знаете ли вы? Они сразу вспоминают, что сказали по Первому каналу... Помимо этого, еще есть момент, на который очень правильно отреагировал один из социологов: чем несчастнее жизнь, тем больше хочется чего-то выдающегося, а самое простое выдающееся – это враг. Создать себе врага – значит затенить неуспехи своей жизни, ты получаешь какую-то цель в жизни, не зря все свои невзгоды терпишь. В СССР всегда пытались создавать себе врагов, потому как жизнь в самой совдепии была омерзительной и совершенно безнадежной, никакого просвета. А тут нашелся враг, и ты как бы при деле, ты уже что-то героическое совершаешь.

– На ваш взгляд, нынешняя Россия похожа на ту совдепию, о которой вы говорите?

– Еще как! Особенно те люди, которые сейчас бегают и кричат: "Крым наш, Крым наш!" Это абсолютно советские люди, один к одному! Вот я вспоминаю полет Гагарина. Между прочим, время в начале 1960-х было очень голодное, ничего не было в магазинах, стояли в очереди за махоркой, страшно неприятное было время. И тут полетел Гагарин – радость большая! Все эти бабки в платочках бегали и кричали своими беззубыми ртами: "Га-га-а-а-рин! Га-га-а-а-рин! Га-га-а-а-рин!". Большое счастье! То, что хлеба нет – это ладно, а вот Гагарин полетел – нашлась замена хлебу. То же самое я вспоминаю во время оккупации Венгрии в 1956-м, оккупации Чехословакии в 1968 году. Интеллигенция протестовала, бунтовала, конечно, а люди попроще, средний человек на улице, он на это отвечал: "А что, мы их освободили, а они, гады, как себя теперь ведут?" Это замечательно: если ты их освободил, то пусть они живут как хотят, а если ты хочешь, чтобы они жили как ты, то ты их не освободил – ты их оккупировал...

...дальше пошли мифы. Ими сегодня полон интернет, снимается огромное количество документальных фильмов, почти про каждого советского деятеля есть документальный фильм, и каждый из них, если посмотреть на экран, был кристальной души человеком! Но если они были кристальной души люди, то кто же убил 30-40 миллионов наших с вами соотечественников?.."...
http://ehorussia.com/new/node/9607

я2

Об ответственности

Оригинал взят у starshinazapasa в Об ответственности
По поводу "Боинга" я хочу сказать вот что. Это, конечно, никакой не теракт. Для теракта нужен умысел. Очевидно, что умысла сбивать именно этот пассажирский самолет, не было.
На войне вообще через какое-то время жизни мирного населения нивелируются. Мирняк перестает восприниматься как субъект войны. Поначалу нахождение гражданских еще сдерживает от открытия огня. Потом перестает. Выявлено передвижение противника - туда открывается огонь, а есть там мирные или нет, уже дело десятое. Появляется какой-то самолет в зоне обстрела - он сбивается, а есть там мирные или нет, уже дело десятое. Не фиг здесь летать, здесь война идет. Не фиг здесь ходить, здесь война идет. Не фиг здесь жить, здесь война идет. Не фиг здесь фотографировать, здесь война идет.
Давно известный психологический сдвиг. Эффект водителя "Камаза" - когда водитель большого грузовика просто психологически перестает воспринимать меньших по размеру участников движения.
Это всегда было и всегда будет. Ничего необычного. По другому и невозможно просто.
Терактом можно считать использование тяжелого вооружения в целом, обстрелы "Градом" и уничтожение самолетов и вертолетов вообще, ин дженерал - вот это да, в комплексе все происходящее на востоке я бы именно так и рассматривал - но не это отдельное конкретное действие.
Ошибки на войне обходятся человеческими смертями, но тем не менее это все же - ошибки.
Это такая же ошибка, как и украинский авиаудар по станице Луганской. Там тоже не было умысла. И Украине, если она хочет построить европейскую демократическую страну, в конце концов придется признать эту свою ошибку. Что, к слову, надо было делать сразу, с самого начала. А все эти нелепые отмазки "я не я и лошадь не моя" принесли только один результат - доверие к официальной информации резко упало. Я вот теперь многим официальным сообщениям больше не верю.
Информационные войны не выигрываются ложью. Информационная война это вообще не кто лучше соврет. Информационные войны выигрываются открытостью, профессионализмом и правдой. Украинская армия, к сожалению, пока еще этого не поняла.

Collapse )

я2

Высшая школа по охоте на людей - Григ

* * * Мне никогда не хватало азарта для планомерного построения карьеры. Но интересной работы хотелось очень, и выход был только через «поплавок» — ромбовидный значок, выдававшийся после окончания высших учебных заведений. Вернее, выхода было два: либо идти учиться в Высшую школу КГБ, так делало большинство из тех, кто вообще получал разрешение на учебу в вузе, либо выбирать гражданский вуз сообразно своим наклонностям и возможной привязке к будущей работе в КГБ же.   Учиться в «вышке» — так называли ВШ КГБ, было, конечно, во сто раз легче; иногда, слушая разговоры тех, кто там учился, я представлял себе, как одни и те же курсовые и дипломные работы из года в год переписываются с оригиналов, написанных еще при Дзержинском. Мне же хотелось как-то разнообразить свою жизнь и, закончив смену в «наружке», не тащиться в ВШ на лекции и занятия по опять-таки охоте на людей.
я2

Мемуары сотрудника наружки КГБ. Увлекательная вещь.

Григ Е. - Да, я там работал: Записки офицера КГБ

http://royallib.ru/book/grig_e/da_ya_tam_rabotal_zapiski_ofitsera_kgb.html

Интересно про американскую выставку, проходившую в год моего рождения. Родители к этому времени 4 года работали после МИИТа. У папы была очень ценимая им коллекция сделанных им на этой выставке фотографий автомобилей. Очевидно, мемуарист прав, что выставка во многом сформировала положительное отношение технической интеллигенции к США.
А в КГБ работу отцу дважды предлагали, но он отказался. Предлагавший спрашивал: что теща отговаривает? - бабушка отсидела 8 лет как член семьи врага народа (жена).

 "  В 1959 году идеологическая стойкость москвичей и гостей столицы была подвергнута тяжелому испытанию: состоялась первая в нашей стране Национальная выставка США. Длилась она месяц или полтора, но вместе с монтажом и демонтажом ее работа (и, естественно, работа КГБ) продолжалась около года. Мы, конечно, участвовали в ней на нашем скромном «семерочном» уровне, но ярких воспоминаний и о выставке, и о работе осталось немало.   Был совершенно переделан Сокольнический парк, построена масса вспомогательных сооружений, а огромный центральный павильон — «Купол Фуллера» — по имени архитектора-специалиста по такого рода сооружениям, стоит до сих пор. Сейчас мало кто помнит, откуда он появился. Фонтаны, аллеи, флагштоки — все стало таким, каким должно было быть всегда.   Выставка американцами была задумана и проведена как акция массированного идеологического воздействия — и, похоже, небезуспешно.   Они притащили все: пепси-колу и сахарную вату, оборудование для кемпинга и одежду на любой вкус — включая меховые манто ценой в 140 тысяч долларов, сшитые, как они кокетливо разъясняли посетителям, из русских соболей. Там были компьютеры Ай-Би-Эм и чудо-кухня, где тут же испекались всевозможные вкусноты для посетителей и администрации, там был великолепный салон красоты Елены Рубинштейн, настойчиво рекомендовавшей в одном из своих буклетов, «заполнив губы помадой, придать лицу веселое, оживленное выражение». Там была прекрасная библиотека (о ней отдельно), мебель, игрушки, небольшой телецентр, непрерывно показывавший с видеолент все, что американцы так хорошо умеют показывать.

   Там, наконец, были автомобили выпуска 1959 года, которые, как помнят знатоки, отличались невероятно элегантным дизайном и скульптурными линиями кузовов. И какой же русский, глядя на эти машины, не понимал, что это значит — любить быструю езду? Нынешнее слово «тачка» применительно к автомобилю, могло появиться, конечно, только у нас…   На выставке у меня была хорошая возможность пополнить свой запас английских слов: вокруг звучала американская речь, я кое-что записывал и заучивал. Во время монтажа выставки, например, выучил названия всех инструментов, знал даже, как по-английски «плоскогубцы».   Нашим «технарям» ужасно хотелось добыть какой-то блок из системы цветного телевидения, которого у нас еще не было, и группа «наружников» целыми днями не сводила глаз с указанной им части аппаратуры (стены телецентра были стеклянными). Каждый вечер, однако, двое или трое ражих сержантов морской пехоты из охраны американского посольства приезжали к закрытию выставки. Телеоператоры изымали загадочный блок, укладывали его в хорошо запиравшийся металлический ящик, и сержанты, вальяжно развалившись на сиденьях «стэйшн вэгона», увозили груз в посольство. Утром процедура повторялась в обратном порядке.   Блок так и не попал в пытливые руки наших спецов…   Удалось, насколько помню, стащить кое-что из инструментов: например, устройство для сшивания пластмассовых строительных деталей, похожее на большую электродрель или маленький отбойный молоток — им тоже интересовались какие-то умельцы.   За долгие годы работы в КГБ я не переставал удивляться бесконечным усилиям по своровыванию чего-нибудь: образцов покрытия для беговых дорожек на стадионах, люминесцирующих красок, массы других мелочей, которые добывались силами НН. Позже я узнал о сотнях других, гораздо более масштабных, успешных и неуспешных операций подобного рода, называемых одинаково — кража. До сих пор трудно ответить на вопрос — то ли народ, о талантливости которого нам прогудели все уши, занят какими-то недоступными нашему пониманию свершениями, отрывающими его от бытовых мелочей, то ли мы способны лишь раз в сто лет подковать блоху — испортив, кстати, уникальную, забавную игрушку, но удивив всех, что мы просто обожаем делать.   В ПГУ существовало (наверное, существует и теперь) целое управление, занимавшееся «технической разведкой». Несколько раз мне приходилось по делам и в нерабочей обстановке встречаться с его сотрудниками, и все они казались чрезвычайно толковыми людьми, некоторые имели ученые степени…   Это может показаться наивным, но я часто задавал себе вопрос: а не лучше ли им было бы вместо занятий «технической разведкой» придумывать что-нибудь самим?   В этом деле случались поистине драматические эпизоды. Один из водителей, работавших в резидентуре ПГУ за рубежом, рассказывал, как поехал со своим шефом на встречу с агентом-иностранцем: тот должен был передать какой-то очень важный материал.   Встреча состоялась на огромной автомобильной стоянке; «материал», привезенный агентом, лежал в кузове небольшого грузовичка и в машине разведчиков поместиться не мог. Рискуя вновь попасть под наблюдение, от которого перед встречей они оторвались с большим трудом, шеф вернулся в гараж представительства и пригнал здоровенный универсал. «Материал» не помещался и в нем. Во время этой возни на стоянку, не торопясь, въехала полицейская машина и объехала вокруг с обычной проверкой — все ли в порядке.   Участники встречи моментально изобразили шумную беседу близких друзей, захлопали друг друга по плечам, загомонили что-то бессвязное с перекошенными от напряжения лицами… Полицейские, не удостоив вниманием яркий пример применения системы Станиславского в практической жизни, уехали.   Повторить встречу и передачу «материала» было невозможно, и шеф пошел на безумный риск — он-то наверняка знал, что было в огромном ящике…   На ближайшей прокатной станции он взял автомобиль подходящего размера, в который и перегрузили «материал»; в этом же автомобиле его пришлось доставить в резидентуру. Прокатную машину после разгрузки вернули, а «материал» отправили в Союз ближайшей диппочтой.   Резидент, выслушав доклад о проведении операции, не выдал внешне своих чувств, но работа резидентуры была «заморожена» на полгода. За этот срок, видимо, предполагалось убедиться, что все прошло (или не прошло) нормально.   Судя по наградам, полученным разведчиками и наверняка агентом, рисковали они не зря…   Но вернемся к выставке.   Москвичи валили на выставку валом, мы фиксировали огромное количество контактов между ними и американцами. Ясное дело, интересовали нас далеко не все, но работы было много — и небезрезультатной.   Был «отловлен» молодой военнослужащий, пытавшийся передать американцам какие-то очень серьезные материалы, но напоровшийся на агента КГБ. Зафиксировали немало интересных связей; особенно шустро вели себя гиды — в основном молодежь, ухватки которой довольно быстро стали нам понятны.   Библиотека, вернее книжная экспозиция, на американской выставке стала объектом специального внимания КГБ. С момента открытия выставки на экспозиции появлялись какие-то солидные, хорошо одетые люди и часами осматривали книги, делая Collapse )
я2

Ярослав Тынченко: Кто на самом деле воюет на Востоке Украины.

Очень много ценной информации и оценок. Только можно смело говорить о том, что это операция Путина. Что цепочка Гиркин (+Бородай)-Малафеев (+Аксенов)-Щеголев (+Шевкунов)-Путин откровенно работала уже в Крыму. Очевидно, и другие цепочки (резидентуры) у него есть.

Кто на самом деле воюет на Востоке Украины. Вся правда о Стрелке

Интервью с Ярославом Тынченко, заместителем директора Национального военно-исторического музея Украины по научной работе


- Вы, как эксперт, можете давать оценки причинно-следственным связям в истории. По Вашему мнению, что стало детонатором нынешней ситуации на Донбассе и спровоцировало Россию начать боевые действия против Украины?

- Не только Российская Федерация ведет боевые действия против Украины в Донецкой и Луганской областях. Это целая неоднородная смесь различных формирований. Почему это происходит на Востоке? Если посмотреть на карту, где были Евромайданы в областных центрах и где их не было, можно понять какие регионы изначально были против Майдана. Это – Донецкая, Луганская, Харьковская, Одесская области и Крым. Пять регионов, в которых были отдельные протестные явления, но не было фактов захвата горадминистрации, обладминистрации, противостояний с милицией и т.д. И вполне закономерно и очевидно, что эти пять регионов изначально были настроены враждебно сначала к тому, что происходило, а за тем к тем властям, которые пришли к власти в Киеве. Сейчас их протестность заключается не в том, что они поддерживали Януковича. Один из лидеров самопровозглашенной ДНР Губарев сказал абсолютно правильно, что они семнадцать лет голосовали от безысходности за своих «донецких» олигархов, хотя также их не любят, как и на Западе Украины. Голосовали за них, потому что они свои. Но эти «свои» их тоже грабили и использовали

Самой главной «тряпкой для быка» для жителей юго-востока Украины стали красно-черные знамена, Ярош, партия «свобода», портрет Бандеры. Они видеть этого не хотят и, в принципе, не хотят жить в стране, в которой ходят люди с такими знаменами. Я хорошо знаком с населением всей Украины, потому что был не только во всех областных, но и в районных центрах, селах, деревнях. Очень много работал по разным регионам Украины и знаю реальную ситуацию. У нас вот какая особенность – жители западной Украины были только в своем регионе и в Киеве. И больше нигде не были. О Донбассе они имеют очень смутное представление. Жители Восточной Украины, в лучшем случае, были в Киеве, и многие школьники ездили только во Львов, то есть глубоко западно-украинскую культуру они тоже не знают и не понимают.

- То есть пропасть между Западом и Востоком в Украине существовала изначально?

- По-сути эти регионы у нас никак не взаимосвязаны. Несмотря на многократные попытки их как-то подружить, они, по большому счету, чувствовали себя отдельно от Центральной Украины. У нас есть Галичина, у нас есть Донбасс, у нас есть Крым – эти три региона, которые всегда были разными. Вячеслав Максимович Черновол еще в начале девяностых годов сказал, что нам нужна федерализация, потому что если не сейчас, так через десять -двадцать лет мы столкнемся с вопросом неприятия жителей одного региона жителями другого региона. Рано или поздно Галичина и Донбасс схлестнутся. Это говорил Чорновол году в 1994. Я это слышал своими ушами.

- Плюс, как показало время многие наши политики были нацелены на то, чтобы разъединить Запад и Восток Украины?

- Разумеется. И вот, что мы видим. Пошла протестная волна. Протестный электорат восстал. Плюс, фактор того, что Луганский Беркут с боем ехал домой, Крымский Беркут с боем ехал домой. То есть у них пошло острое неприятие всего, что происходило, и они, естественно, были возмущены и всего этого не принимали. Очень большим личным оскорблением для них была отмена закона о языках [Колисниченко-Кивалова]. Украинский язык на Донбассе так и не смог завоевать популярность. Поэтому это была жесточайшей ошибкой отмена закона о языках. Если бы этого не случилось, возможно, многого бы можно было избежать.

- Насколько, по Вашему мнению, население Донбасса готово жить в России вместо Украины?

- Они не отказывались изначально от Украины. Большинство жителей Донецкой и Луганской областей воспринимают Украину как свою родину. Они просто хотят какие-то отдельные вещи: второй государственный язык, они хотят федерализацию. А что для них, собственно, федерализация? Они считают, что Киев у них забирает много денег и хотят, чтобы столица делилась с ними финансами, которые пойдут на их нужды. То есть, существует два камня преткновения: язык и деньги. И вот, этой ситуацией очень «красиво» воспользовались различные персонажи из России, а также некоторые из Украины.

- Что это за персонажи? Прежде всего, группа Стрелкова-Гиркина, которая захватила город Славянск, и устроила там затяжную бойню.

- Лично с ним мы познакомились в 1994 году возвращаясь из Бородино (военно-историческая реконструкция) в одной электричке. Мы оба были в форме: я во французской, он в русской. Очень быстро разговорились. Оказалось, что мы еще и коллеги. Уже буквально через пять минут разговора, он заявил, что рано или поздно будет война за то, чтобы Украина вернулась в состав великой Империи. При чем неважно какой: Российской или Советской. Причем на вопрос «А где ж будут границы?» он точно ответить не смог, но всегда говорил: «Куда продвинемся, там и будут границы». Потом он всегда и всем знакомым из Украины говорил: «Да, мы будем воевать. Рано или поздно. Украина – это недоразумение».

Игорь Гиркин – выпускник Московского Историко-архивного института, который специализировался на Гражданской войне белых, написал несколько работ о боевых действиях белых против красных на территории Левобережной Украины в 1919 году. Его папа майор внутренних войск СССР. В период студенчества его патриотизм все время зашкаливал и искал себе где-то выход. Во время учебы Гиркин ездил сначала в Приднестровье, потом в Сербию, где он воевал в составе двух отрядов, причем одним он командовал, о чем написал подробное воспоминание, которое есть в интернете. Затем он даже отслужил срочную службу в российской армии. И, наконец, когда была первая Чеченская война, он добивался, чтобы его взяли по контракту, так как у него было высшее образование, но не было военной кафедры, поэтому он долго и нудно просил, чтобы его взяли. И, в конечном итоге, его взяли, и он под занавес первой Чеченской войны поучаствовал в паре боев как контрактник.

Как известно, первая Чеченская война закончилась тем, что российские войска ушли из Чечни. В тот период Гиркин ходил с чувством, что все его и его друзей предали, что Великая Россия рушится, что все плохо, что нужно отстаивать свою позицию, нужно воевать. И вот когда он пришел с первой Чеченской, он начал добиваться, чтобы его взяли состав вооруженных сил России, но уже офицером, поскольку у него есть высшее образование, срочная служба и служба по контракту. Он снова очень долго добивался, чтобы его взяли. Ему долго отказывали под разными поводами. Но, в конечном итоге, он вошел в состав вооруженных сил Российской Федерации, стал офицером. Он окончательно порвал с наукой. В какой-то момент ему теоретической истории оказалось мало и захотелось участвовать. Ему показалось слишком скучным описывать то, что происходило.

Гиркин воспринимал развал Союза, как личную трагедию. По сути, после возвращения с первой Чеченской войны, он уже был настроен на то, что он будет участвовать в восстановлении границ этой мифической Империи, причем, непонятно – какой именно? Мириться с существованием независимых Украины, Белоруссии и т.д. он никогда не собирался.

Collapse )