Андрей Платонов (andrei_platonov) wrote,
Андрей Платонов
andrei_platonov

Categories:

НЕПРЕДВИДЕННЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

НЕПРЕДВИДЕННЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ
Вместо предисловия (к книге А. Литвиненко "ЛПГ"):

Александр Гольдфарб


О том, что Саша Литвиненко находится в Турции, я узнал от олигарха Бориса Березовского.
Звонок разбудил меня среди ночи 20 октября 2000 года. Проклиная себя за то, что забыл выключить мобильный телефон с вечера, я на ощупь нашел его и нажал кнопку.
- Привет, - сказал Борис. - Ты где?
- В кровати, у себя дома в Нью-Йорке.
- Извини, я думал, что ты в Европе. У вас ночь?
Я посмотрел на часы.
- Четыре утра.
- Ну извини, я потом перезвоню.
- Да нет, говори уж. Что случилось?
Борис звонил из своего дома в Кап-д'Антиб на юге Франции, где я недавно навещал его, возвращаясь в Нью-Йорк из Москвы. К тому времени он уже вдрызг разругался с Путиным, отказался от своего места в Госдуме и объявил, что не вернется в Россию. Конфликт между ним и президентом за контроль над телеканалом ОРТ был в самом разгаре.
- Ты помнишь Сашу Литвиненко? - спросил Борис.
За год до этого подполковник ФСБ Литвиненко прославился на всю Россию, заявив на пресс-конференции, что руководство поручило ему убить Березовского. После этого его выгнали из органов, и он около года просидел в Лефортове. Я познакомился с ним вскоре после его освобождения в московском офисе Бориса.
- Да, помню Литвиненко, - сказал я. - Это твой кагебешник. Очень милый человек для кагебешника.
- Так вот, он в Турции, - сказал Борис.
- Ты разбудил меня среди ночи, чтобы об этом сообщить?
- Ты не понимаешь, - сказал Борис. - Он убежал.
- Как убежал? Его же выпустили.
- Его должны были посадить снова, и он убежал из-под подписки о невыезде.
- Молодец, правильно сделал, - сказал я. - Лучше в Турции, чем в Лефортове. Впрочем, сидеть в Лефортове лучше, чем в Турции. Я надеюсь, он не в тюрьме?
- Нет, он не в тюрьме, он в гостинице в Анталии с женой и с ребенком. Он хочет пойти и сдаться американцам в посольство. Ты у нас старый диссидент, к тому же американец. Ты не знаешь, как это делается?
- В последний раз диссиденты бегали в американское посольство лет пятнадцать назад, - сказал я.
- Скоро начнут бегать снова. Так что ты посоветуешь?
- Я не знаю, мне надо выяснить. Я тебе перезвоню к вечеру по нашему времени.
Я познакомился с Березовским за пять лет до этого. В то время я руководил большим американским научным проектом в России. Каждый раз, приезжая в Москву, я навещал Бориса в "клубе" - доме приемов его компании "ЛогоВАЗ" на Новокузнецкой улице, где толпилась "вся Москва", а в баре предлагали лучшее в городе красное вино. Говорили, что его привозил из своего виноградника ближайший партнер Бориса - грузин Бадри Патаркацишвили.
Борис был мне интересен не только как один из главных действующих лиц грандиозной драмы российской политики тех лет. Меня привлекала к нему общность наших истоков. Мы были с ним одного возраста и происходили из одного круга - московской научной интеллигенции. Однако четверть века назад я увлекся политикой и после нескольких лет диссидентской деятельности в кругу А. Д. Сахарова уехал в Америку - как казалось, страну неограниченных возможностей, чтобы возобновить занятия наукой. Что касается Бориса, то он, способный математик, остался в России и тоже преуспел в науке. Но тут произошла революция 1991 года, и неограниченные возможности открылись - кто бы мог подумать! - в России. Борис сказочно разбогател, став первым крупным импортером автомобилей, а затем "олигархом" - суперуспешным участником скандальных приватизационных аукционов середины 90-х годов. Березовский сыграл ключевую роль в победе Ельцина над коммунистами в 96-м году - он организовал консорциум олигархов, финансировавших и управлявших предвыборной кампанией.
Именно в это время начался его конфликт со спецслужбами. В разгар предвыборной кампании начальник охраны Ельцина генерал Коржаков и шеф ФСБ Барсуков пытались устроить переворот - уговорить президента отменить выборы, распустить Думу и запретить компартию. Борис был одним из тех, кто убедил Ельцина остаться на демократическом пути. Конфронтация между олигархами и генералами в ельцинском окружении закончилась поражением последних и отставкой Коржакова и Барсукова.
Однако после прихода к власти Путина звезда Бориса Березовского сошла с кремлевского небосклона. Влияние спецслужб в Кремле резко усилилось. Начался зажим свободы печати, передел государственного устройства - строительство авторитарной "вертикали власти", возобновилась война в Чечне. Борис, который был депутатом Думы, его телеканал и несколько газет открыто критиковали политику нового президента. Переломным моментом стала катастрофа подлодки "Курск". После того как действия Путина в дни трагедии подверглись резкой критике на ОРТ, президент потребовал от Березовского передать контроль над каналом в руки Кремля. Получив отказ, Путин дал команду давним недругам Бориса - спецслужбам - "прессовать его по полной программе". К моменту, когда его ночной звонок поднял меня с постели в Нью-Йорке, Борис Березовский стал "первым политэмигрантом" постсоветской России.

Читать дальше-

http://web.archive.org/web/20110131230526/http://www.alexanderlitvinenko.narod.ru/myweb2/lpggoldfarb.html



* * *
Прошло полтора года, и вот на экране моего компьютера засветилось сообщение электронной почты из Лондона: "Алик, почитай!". Пришла рукопись Сашиной книги. Я открыл файл... и не мог оторваться до утра. И вдруг я понял, в чем был высший смысл моей поездки в Турцию и всех дальнейших непредвиденных последствий.
Есть книги, которые, не будучи высокой литературой, оставляют след не менее глубокий, чем экономические потрясения или повороты большой политики. Такие книги переворачивают общественное сознание. Эти книги-свидетельства просто и понятно объясняют людям, что же, собственно, с ними произошло. И у людей открываются глаза. И меняется ход событий. И создается историческая память. К таким книгам относятся "Путешествие из Петербурга в Москву", "Дневник Анны Франк" и "Архипелаг ГУЛаг". К таким книгам относится "ЛПГ - Лубянская преступная группировка" Литвиненко. Если эта книга дойдет до российского читателя сегодня, то она сможет изменить ход событий в стране. Если же не дойдет... то по крайней мере наши потомки смогут узнать, как получилось, что сумерки, которые мы наивно приняли за рассвет, на самом деле оказались началом долгой холодной ночи.

Нью-Йорк, июнь 2002 г.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments