Андрей Платонов (andrei_platonov) wrote,
Андрей Платонов
andrei_platonov

Categories:

Мысли после фильма о Л. Лунгиной

Мне напомнили, что очень несимпатичный мне фильм «Остров» снял Павел Лунгин.
Тут я задумался и о тех негативных ощущениях, которые возникали при просмотре фильма о Лилианне. 

О воспитании детей и браке 

Они сплоховали с воспитанием Павла. Лилианна невзначай говорит о двойственности его мировосприятия из-за того, что он находился под абсолютным влиянием преданной, но фанатичной и деспотичной няни, крестьянки, сильно побитой жизнью.

Ничего удивительного, что дети, росшие без родителей, сами не готовы воспитывать детей. Лилианна росла без отца, а мать, как она говорить, была менее серьезна, чем дочь, да и второй брак ее отвлекал, Лилианна жила одно время с дедушкой и бабушкой. (У моих родителей было то же самое. Оба выросли с дедушками и бабушками, без родителей. По разным причинам. У мамы родители были репрессированы, у папы уехали из деревни за лучшей долей в Москву. Мои родители тоже очень мало родительского влияния на нас с сестрой оказывали. Но  моя няня была очень доброй и кроткой, а все лето я был с тетей и бабушкой, которые мне дали едва ли не все, что недодали родители).

Вместе с тем, конечно, самое главное воспитание – собственным примером. Тут Лунгины дали детям невероятный дар, который у них был – счастливого, веселого, дружного брака. (О моем браке с Рииккой можно сказать почти то же самое).

Они дали детям пример удивительного личного мужества, помощи нуждающимся, творческой смелости.

 О смелости, свободе и театре


Театральные профессии, наиболее ярко это, конечно, проявляется у актеров, имеют один известный дефект, вернее оборотную сторону медали. В этой профессии можно нормально работать только при условии успеха у публики.

Профессия требует таланта, смелости... но не дает свободы. Лилианна замечательно говорит об интеллектуальной смелости, о том, что она трудней личной смелости – ей можно верить, т.к. она проявляла ярко и то, и другое.

Но смелость – это еще не свобода. Сценарии С. Лунгина, переводы Л. Лунгиной были на переднем крае общественных ожиданий. Лилианна, прекрасно сознавая художественные достоинства Шаламова, отдает первенство Солженицыну именно потому что он угадал, какой герой, в какой сладкой облатке придется ко двору. Она, сознавая моральную и культурную ущербность Евтушенко, все-таки хвалит его за способность к лидерству. По-видимому, у Лунгиных была эта склонность играть общественную, прогрессивную роль. Вот и П. Лунгин творит то, что дает выход неосознанным массовым настроениям, увлечениям.

Но, повторюсь, это не свобода истинного творца, истинного философа.

Вот Ю. Любимов, по-моему, такой же, а А. Эфрос – другой. У него свобода была. Ему было открыто вечное.

Tags: Лунгина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment