November 27th, 2016

я2

Страницы из дневника Йоханны (Джейн Изинг). Счастливые годы.

Оригинал взят у traveller2 в Страницы из дневника Йоханны (Джейн Изинг). Счастливые годы.
Предыдущий фрагмент см. http://traveller2.livejournal.com/483723.html

После окончания университета я получила работу в Коммерческом колледже у проф. М. Палйи. В жизни мне часто выпадала удача, счастливые совпадения. Это была первая моя удача. Через полгода проф. Палйи уехал в Америку на год преподавать в университете Чикаго, а меня “дал взаймы” профессору Францу Эйленбургу. За год Эйленбург так привык ко мне, что отказался возвратить меня Палйи. Он “выбил” у администрации специальную ставку ассистента-исследователя в отделении экономики при профессоре Эйленбурге. Мы работали с ним вместе 12 с половиной лет, с осени 1926 по март 1939, и прошли вместе сквозь огонь и воду.

Итак, мне 24 года, у меня приличная зарплата и много друзей … но ни одного романтического приключения. 6 июня 1926 года Я ВСТРЕТИЛА ЭРНСТА ИЗИНГА. Это случилось на воскресной прогулке группы студентов-пацифистов. Хотя я уже не была студенткой (как и он), мне нравились их регулярные походы, собрания и лекции. Я увидела его как только сошла с пригородного поезда; я сама заговорила с ним первой. “Уверена, что вы собираетесь примкнуть к нам в походе,” сказала я. С того дня мы ходим в походы вместе, вот уже более 60 лет.

Эрнст мне сразу понравился: приятный молодой человек, защитивший диссертацию по физике, пацифист, читавший те же журналы, что и я, сторонник единой Европы, любитель походов, велосипедист, пловец а зимой заядлый конькобежец. Так же как и я он любил ходить на концерты и в театры. В одном кармане его пиджака всегда лежала шоколадка, а в другом миниатюрное издание Фауста в двух томах.

В походы он приходил с огромным рюкзаком, в котором непременно лежал запасной свитер или плащ на случай, если кому-то понадобится, и дополнительный бутерброд-другой для тех, кто мог бы остаться голодным. Но больше всего мне нравилось, что в конце дня, когда уже темнело и мы вдвоем брели на отдаленный вокзал, чтобы вернуться в Берлин, он читал мне немецких поэтов. Трудно поверить, что человек может запомнить столько поэм, баллад и диалогов, сколько Эрнст держал в голове. Он никогда не повторялся.

Все это он выучил еще в школе, во время уроков речи, которые ему давал Вилли Буш, ведущий актер Бохумского драматического театра. Однажды он показал мне фотографию свадьбы его сестры, которая вышла замуж за Германа Буша, и я подумала: “Они не похожи на евреев; значит, и Эрнст не еврей.” Конечно, позднее я узнала, что он был евреем. Но для меня это не имело значения. У нас были сходные взгляды на религию — либеральные, без догматизма. Я любила Эрнста таким, как он есть.

Collapse )