July 9th, 2014

я2

Невероятная наглость и подлость фашистской путинско-сталинской мрази

СК обвинил Савченко в пособничестве в убийстве журналистов ВГТРК
09.07.2014, 14:19 | «Газета.Ru»
Следственный комитет России предъявил обвинение украинской летчице Надежде Савченко в пособничестве в убийстве журналистов ВГТРК. Об этом сообщается на сайте ведомства.

«Управлением по расследованию преступлений, связанных с применением запрещенных средств и методов ведения войны, СК России гражданке Украины Надежде Савченко предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, п.п. «а», «б», «е», «ж», «л» ч. 2 ст. 105 УК России (пособничество в убийстве двух и более лиц в связи с осуществлением служебной деятельности, общеопасным способом, по мотивам политической ненависти, совершенное группой лиц)», — говорится в сообщении.

Отмечается, что в отношении Савченко избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Ранее сообщалось, что Савченко, которая была взята в плен ополченцами самопровозглашенной Луганской народной республики, находится в СИЗО в российском городе Воронеже.



Съемочная группа ВГТРК из трех человек — корреспондента Игоря Корнелюка, звукорежиссера Антона Волошина и оператора Виктора Денисова — 17 июня попала под минометный обстрел в Луганской области недалеко от поселка Металлист.
я2

Филипп Бобков и диссиденты

Судя по книге Грига, Ф. Бобков не тот монстр, которого нарисовала перестроечная пресса. Высочайший профессионал контрразведки, лично порядочный человек, стремившийся решать возложенные на него задачи подавления инакомыслия без причинения ненужно зла и уважавший оппонентов.
Но КГБ помимо таких профессионалов был пропитан партийными карьеристами, внедренными туда для партийного контроля.
Так к таким выдающимся людям, как Высоцкий, Ростропович или Евтушенко, профессионалы относились с уважением, а вот партийная сволочь их гнобила.
Григ пишет: " Если раньше на оперативных совещаниях, инструктажах, в разговорах на профессиональные темы все или почти все вели себя по отношению к объектам «нашей заинтересованности» весьма корректно и не позволяли себе эмоциональных оценок или личных выпадов в их адрес (тон здесь явно задавал Ф. Д.[Бобков]), то теперь для некоторых стало «хорошим тоном» (его задавал уже «Палкин») показывать «личное отношение», а именно — ненависть к Солженицыну, Сахарову, Высоцкому, Евтушенко. Предполагалось, видимо, что высказывания подобного характера должны продемонстрировать особенную идеологическую чистоту оратора. Последователей этого «течения» было, однако, немного.
Мало того, хороший мой приятель Константин Иванович, воевавший вместе с А. Н. Рыбаковым, так встревожившим 5-е Управление своими последними романами, не скрывал своего отношения к старому боевому товарищу: «Вы мне хоть сто разработок заведите на Анатоль Наумыча, я-то его получше вашего знаю. Я с ним воевал». И точка. Константин Иванович твердо стоял на своем; так же, хотя и молча, на своем стояли многие из нас.
я2

Григ: как гебуха подбиралась к П. Якиру

А разработчики тем временем активизировали свои мероприятия. Один из них, Вячеслав Ш., ставший потом большим начальником, изобрел метод «массированного психологического воздействия» на разрабатываемого. Цель его — создать невыносимые условия существования для объекта. Мало того, что человек (еще не судимый и не осужденный!) автоматически лишался своих прав — продвижение по службе, выезд за границу, в конце концов просто устройство на мало-мальски приличную работу, — он теперь мог подвергнуться еще и «массированному» воздействию. Что они делали со своими разрабатываемыми? Били стекла в квартире? Прокалывали покрышки автомобилей? Перерезали телефонные провода?
Однажды я получил от Ник. Ник. указание отправиться к одному из ведущих разработчиков, Борису Ш., и выполнить его «просьбу».
Мне выдали чеки Внешпосылторга, на которые в магазине «Березка» на Большой Грузинской улице, притворяясь иностранцем, я должен был купить несколько бутылок спиртного и через магазин отправить на дом одному из диссидентов — П. Якиру, сыну расстрелянного в 1937 году известного военачальника.
Ш., как и некоторые из моих коллег, почему-то считая меня похожим на иностранца, решил использовать в одном из своих мероприятий мою квазизарубежную внешность. Ему хотелось, видимо, лишний раз подчеркнуть и задокументировать связи Якира с зарубежьем хотя бы в такой форме.
Я пробормотал, что никогда не бывал в «Березках», не спросят ли у меня там паспорт, захотят ли отправить покупку по домашнему адресу?
— Да ничего у тебя не спросят. И посылку отправят. Они предупреждены…
Ну что ж, дело нехитрое. Скромными средствами, имевшимися в моем распоряжении, я придал себе вид «иностранца» и, оставив своего «жигуленка» подальше от «Березки», развязно ввалился в магазин.
Сложив в корзину несколько бутылок, показавшихся привлекательными, я (с сильным зарубежным акцентом) спросил администратора, нельзя ли отправить купленное моему приятелю домой.
По знаку администратора вокруг меня сразу засуетились трое продавцов в белых халатах, которые, перебивая друг друга, принялись убеждать меня, что можно, все можно, не нужно беспокоиться, все будет отправлено, доставлено, вручено и т. д. Расплатившись и оставив в магазине адрес Якира, я последний раз окинул взглядом многоцветье этикеток, развратные груды деликатесов и покинул «березовый» рай. Задание было выполнено. Я внес свой посильный вклад в дело подавления диссидентского движения в СССР.
Вернувшись в «Дом», я доложил Ш. о проделанной работе. Внимательно осмотрев меня, он усомнился в тщательности подготовки — его представления о том, как выглядят иностранцы, явно расходились с моими. Я заметил на это, что при подготовке следующей «операции» готов загодя слетать на неделю в Лондон или Рим и при наличии достаточных оперативных средств приобрести подходящий для посещения «Березки» гардероб. Посмеялись, пошутили. Я рассказал Ш., как полировал тротуары вокруг дома Якира еще в «наружке», выслеживал иностранцев, которые его посещали.
Борис Ш. был разработчиком чудовищной работоспособности и невероятной хитрости. Возвращаясь к себе в комнату, я вдруг подумал, что по пути из «Березки» к адресату купленные мною бутылки очень просто можно и «подшприцевать»… Но тут же остановил ход своих размышлений. Додуматься можно было черт знает до чего…
Плохо вот так, в виде подставного болвана участвовать в чужих разработках, не имея представления о ходе дела.

Но если что не так —
Не наше дело.
Как говорится, Родина велела.