May 31st, 2014

я2

За триста пятьдесят

Состоялась газовая сделка века: "Газпром" подписал контракт с Китаем, который готовился десять лет. До самого последнего момента стороны не сходились в цене – собственно, даже подписание контракта (совпавшее с первым днем визита Путина в КНР) было отменено, но тут вмешался российский президент, и во второй день его визита соглашение все же подписали. Миллер, руководитель "Газпрома", с гордостью заявляет: началось-де соревнование за полезные ископаемые России! Трепещите, мол, буржуи, мы щас как начнем торговаться!


Радио Свобода
я2

Командир батальона "Донбасс": Сейчас сепаратисты возьмут столько, сколько мы им дадим взять

Павел Шеремет, Оксана Коваленко, УП _ Пятница, 30 мая 2014, 20:53

Командир батальона "Донбасс" никогда не снимает балаклаву, когда общается с журналистами. Толком не известно, Семен Семенченко - это его настоящее имя или псевдоним. Ему не нужна лишняя слава, хотя о важных операциях батальона на востоке Украины Семен отчитывается в социальных сетях.
Сейчас он приехал в Киев, чтобы сформировать новый батальон Национальной гвардии. Каждый день звонят человек 100-150. Добровольцев отбирают, затем они проходят медкомиссию и отправляются в тренировочный лагерь внутренних войск.
Семен довольно молодой человек, отец 4-х детей. Он родился и вырос в Донбассе, никогда не готовил себя к политической деятельности и, тем более, не мог предположить, что с оружием в руках придется защищать территориальную целостность Украины от таких русских, как и он.
Хотя командир "Донбасса" подчеркивает, что воюет не против русских, а против российского фашизма и бандитов, которые лезут буквально из всех щелей.
- Почему вы все время в маске, почему не показываете свое настоящее лицо?
- Командира Луганского батальона МВД украли, он до сих пор сидит в СБУ в Луганске (здание СБУ было захвачено вооруженными людьми. Теперь всех, кого задерживают, террористы везут туда - УП).
Создатель батальона Яроша, которого так и не существует до сих пор, Василий Будик, сидит в подвале у "Беса" (Игорь Безлер, один из командиров террористов – УП) в Горловке. Он нафотографировался с Ярошем в обнимку, его на второй день и сцапали.
Другие батальоны МВД не добрали даже взвода. Их соединили вместе. Туда не особо кто-то хочет идти. У нас сейчас фактически формируется три батальона – один на базе Нацгвардии, второй в Луганской области - батальон территориальной обороны будет заниматься охраной госграницы, и третий – добровольческий.
Я думаю, что я имею право на такую прихоть как хождение в маске. У меня есть для этого основания.
- Семен – это ваше настоящее имя или позывной?
- Я оставлю это без комментария.
- Откуда вы родом?
- Я родом из Донецка. И я русский. До войны был мелким предпринимателем. Занимался охранными системами, видеонаблюдением и прочим. Бизнес после Майдана дал дуба, потому что я два месяца им не занимался.
- Вы были участником Майдана?
- Да. Мы создавали Евромайдан в Донецке.

- Как вы пришли к идее, что надо создавать батальоны территориальной обороны?
- Я удивился, что никто другой к ней не пришел. Просто было желание как-то этот бандитский беспредел прекратить. Тем более, что мы были в составе "Самообороны" Донецкой области и видели, что происходит в нашей области и среди пророссийских групп.
Никакого там настоящего сепаратизма нет сейчас на Донбассе. Есть местная Партия регионов, криминалитет, ну и Россия включилась на втором этапе.
Я видел, как милиция расступается, а людей на митингах за единую Украину убивают, и понял, что надо реально проводить поисковые операции, когда все это начало уже слишком бурно цвести.
В нашей области заблокировали создание батальона территориальной обороны. Генштаб опасался вооружать, как они говорили, армию почти уже чужого государства, и местным властям это было не нужно. А потом местные власти заигрались в сепаратизм и пошла неконтролируемая реакция.
Так вот, когда я увидел, что табанят этот процесс, мы решили создавать сами. Поехали в Днепропетровск. Я понял, что там надо формироваться, потому что в Донецке уже не успеем. Тут уже избивали призывников. Я приехал, объявил в Фейсбуке призыв прямо под стены администрации, ни с кем не договаривались. Начали приходить люди, потихоньку пошел диалог.
- "Донбасс" состоит только из донецких?
- На 70-80%.
- Коломойский имеет отношение к вашему батальону?
- Коломойский имеет отношение как председатель Днепропетровской обладминистрации. Он нам выделил бывший пионерский лагерь. Даже не он выделил, а по его просьбе - местная рада. И все. Нам ничем больше тогда не помогали. Да мы таких отношений, в общем-то, и не хотим.
Мы сейчас больше опираемся на людей, у нас сейчас с финансами, слава богу, наладилось. Потому что люди верят. И мы фактически сейчас все свои потребности, за исключением вооружения, можем закрывать за счет пожертвований.
- А как к вам относится губернатор Донецкой области Тарута?
- Российская пропаганда подает это так, что это местные фашисты, "правая рука" Яроша Семен Семенченко. К сожалению, со стороны патриотических сил многие подпевают российским СМИ.
А что касается Таруты, так они нас уже признали. Мы были недавно в "правительстве Донецкой области в изгнании" - они сидят в Киеве сейчас - они обязались помогать. Будут закупать нам вооружение эксклюзивное, тепловизоры всякие и прочее. Пока подарили старенький автобус. То есть, признали нас. Но, к сожалению, признали уже, когда поздно было, когда уже их самих оттуда выгнали.
- Когда, на ваш взгляд, произошел перелом, когда власти потеряли контроль над Донецком? Тот же Тарута, Ахметов, киевские власти.
- Перелом произошел, когда пошла активная перевозка туда чеченов и крымских "Беркута" с "Альфой" – профессиональных негодяев. Это было где-то сразу после майских праздников. Я встречался с Тарутой несколько раз. Он, как мне казалось, искренне считал, что он с этим справится, со всеми договорится.
А в это время в пионерских лагерях Донецкой и Луганской области свободно готовили боевиков. И сейчас они просто вылезают. Когда под Карловкой мы несколько дней назад в эту засаду попали, совершенно случайно увидели чеченов, увидели, какое большое их количество. До этого мы их как-то не встречали, они по базам прятались.
- А еще раньше, когда в Донецке в марте бандиты избили майдановцев, и погиб Дмитрий Чернявский…
- Мы как раз охраняли этот митинг…
- …как вы считаете, тогда местная власть заигрывала с сепаратистами?
- Они же создавали этот сепаратизм. Местная власть четко с самого начала является создателем всего этого сепаратистского движения.

Криминалитет, Партия регионов, местные промышленники и предприниматели, которые использовали мэров городов, использовали человеческий ресурс, свозили со всей области и создавали массовку для пророссийских митингов. Пока не пошла цепная реакция. То есть, на самом деле это проблема, именно порожденная внутри самой области. А Россия подключилась…
- А Ахметов?
- Я не держал с Ахметовым свечку, не знаю. Но я бы не месте Ахметова не допустил этого. Раз он допустил, значит, наверное, что-то есть. Многие, кроме Ахметова, я знаю точно, в этом участвовали. Что далеко ходить? Когда недавно громили офисы Партии регионов по некоторым районам, там находили целые пачки георгиевских ленточек.
- Вы говорите, что охраняли тот проукраинский митинг в Донецке…
- Да. И фактически милиция расступилась, пропустила большое количество людей с битами, топорами, цепями, оружием, в том числе. Их было в несколько раз больше, чем нас. Нас просто смели. Это весь тот ресурс, который стягивался специально, чтобы подавлять у людей волю к сопротивлению. Потом люди стали просто опасаться высказывать свои убеждения, взгляды.
Последний митинг был, насколько я помню, в мае. Закончился избиением. После этого никто уже не высовывается. Сейчас же идет так называемая мятеж-война. Это война на первом этапе против населения и инфраструктуры.

То есть, бьют по мозгам населению, создают образ освободителя. Как только процент поддержки зашкаливает, начинается уже вторая часть операции, как сейчас – вводятся непосредственно какие-то войска или боевики.
На первом этапе велась информационная война с помощью этой криминальной структуры из Партии регионов, местных бандитов и отдельных промышленников. Почему я это знаю? Потому что эти четыре района, которые мы взяли…, мы их от таких людей чистили. Никто, кстати, не умер. Но когда некоторые люди посидели в подвале немножко, сразу все это сошло на нет…
И поддержка России, всего этого буйства – процентов 15-20. Все остальное – это телевизионная картинка, специально создавалась. Просто потом создатели всего этого пазла потеряли над ним контроль. Что мы сейчас и видим.
- Ваша семья из Донецка?
- Да.
- Она осталась там или вы ее вывезли?
- Я ее вывез еще два месяца назад. Я мог представить, к чему все идет.
Первую балаклаву я надел еще четыре месяца назад. Если люди умеют прогнозировать свои действия и действия оппонента, видно было, к чему все катится. Тем более, наша государственная машина обветшала, реально сопротивляться этому не может. Ее нужно менять. Вот когда мы ее поменяем, тогда мы победим. А до этого будут многомесячные топтания, жертвы, кровь и т.д. Неутешительный прогноз, но реальный.
- Почему вы так самозабвенно сражаетесь за Украину?
- Я скажу банальность. Потому что мои деды за нее же сражались в составе советской армии. Как поют сепаратисты: их "деды воевали". У меня создается впечатление, что они воевали в полиции и у коллаборационистов. Потому что не могут деды-герои породить внуков, которые пытают, убивают, похищают.
Я воспитывался на советском патриотизме. Я считаю, что если принимал присягу, где написано, что до последней капли крови защищаешь страну, то надо как-то этому соответствовать. Понятно, что таких людей не очень много. Но, слава богу, на батальон набралось. У нас больше половины русских. И я очень люблю Россию, я нормально отношусь к Советскому Союзу.
Но то, что сейчас строится в России, никакого отношения к славянскому миру, к "русской весне", к СССР, вообще не имеет. Это какая-то помесь фашизма православного… все это неправильно.
У нас очень много русских и белорусов, даже просто граждан России и Беларуси, грузины есть. "Очень много" – это до 20%. Большинство все-таки либо местные жители, либо максимум из Запорожья. Видно, что не представляют эти силы "русского мира". Людей, конечно, временно зомбировали, но это же не надолго.
- А как ваши дети? Сколько их у вас?
- Четверо. Но я не готов говорить о детях. Это идентифицирующие признаки.
Collapse )
я2

Президент Ниинистё: Финляндия стала бы половиной границы России и НАТО

По словам президента, Финляндии стоит представить, как расширение Североатлантического альянса на территорию Балтийского моря будет выглядеть в глазах россиян и как они будут на это реагировать.


Sauli Niinistö.
Tasavallan presidentti Sauli Niinistö vieraili Ylen Ykkösaamussa lauantaina. Фото: Yle
Президент Финляндии надеется на более содержательную дискуссию в отношении НАТО в Финляндии.

- У нас, к примеру, почти не задумывались о том, что при вступлении Финляндии в НАТО сухопутная граница между альянсом и Россией удвоилась бы. А мы бы были практически половиной этой границы, - высказался Ниинистё в интервью Yle.

- А если вступит и Швеция, то Балтийское море станет морем НАТО, - добавил президент.

Он считает, что в Финляндии стоит представить, как такие изменения будут выглядеть по ту сторону границы и как россияне бы действовали.

С другой стороны, необходимо посмотреть, осуществима ли достойная оборона Финляндии без НАТО и как развивается прочее оборонное сотрудничество, например, со Швецией. Президент обещает даже провоцировать дискуссию о НАТО, чтобы вывести ее на следующий уровень.

Ниинистё считает, что возможность вступления в блок НАТО надо вынести на референдум, если президент и правительство сойдутся во мнении о необходимости присоединения.

- О вступлении в ЕС проводился референдум, а это по величине как минимум такой же вопрос, - заключил президент.