January 30th, 2014

я2

"Лев пустыни" (1981, США-Ливия)

Очень сильный, умный фильм с Энтони Куинном.
Театрализованная подлость и патологическая жестокость итальянского фашизма.
Сила религии (ислама), национального достоинства, любви к родине, дающих силу легко жертвовать жизнью за правду и свой народ.
Мужество одинокого сопротивления бесчеловечности тоталитаризма.
я2

Предисловие к книге Дж. Лакоффа и М. Джонсона "МЕТАФОРЫ, КОТОРЫМИ МЫ ЖИВЕМ"

"Эта книга возникла из нашего общего интереса к тому, как люди
понимают свой язык и свой опыт. Во время нашей первой встречи в начале
января 1979 года выяснилось, что мы едины во мнении о том, что
доминирующие в западной философии и лингвистике взгляды на значение
неадекватны и что «значение» в этих традициях имеет очень мало общего
с тем, что люди считают значимым в своей жизни.
Вместе нас свел общий интерес к метафоре. Марк обнаружил, что
в традиционных философских концепциях метафоре отводится весьма
незначительная роль в понимании нас самих и нашего мира (если об этом
вообще идет речь). Джордж обнаружил лингвистические данные,
показывающие, что метафора проникает в наш повседневный язык и
мышление, — данные, которые не могла объяснить ни одна из существующих
англо-американских лингвистических или философских теорий. В этих
дисциплинах метафора традиционно рассматривалась как
периферийный концепт. У нас же, наоборот, было интуитивное ощущение, что
она является центральным понятием, возможно, ключом к адекватному
объяснению понимания.
Вскоре после нашей встречи мы решили совместно работать над
небольшой (как мы думали) статьей, в которой хотели привести некоторые
лингвистические доказательства недостаточности современных теорий
значения. За неделю мы обнаружили, что некоторые предположения
современной философии и лингвистики, считающиеся со времен «греков»
бесспорными в западной философской традиции, препятствовали даже
постановке вопросов, которые нам хотелось бы рассмотреть. Проблема
заключалась не в том, чтобы расширить или улучшить какую-то
существующую теорию значения, но в том, чтобы пересмотреть центральные
установки западной философской традиции. В частности, это
означало отрицание существования какой-либо объективной или абсолютной
истины и множества связанных с нею теоретических положений. Это
также означало необходимость формулировки альтернативного
подхода, в котором центральную роль играли бы скорее человеческий опыт
и понимание, чем объективная истина. В процессе создания книги мы
выработали элементы эмпирического подхода не только к языку, истинности
и пониманию, но и к проблеме значимости нашего повседневного опыта. "