November 5th, 2009

я2

Экклезиология ак. Голубинского

Здесь, в свернутом виде, уже практически вся экклезиология Афанасьева (чтобы уже успокоиться храбрым критикам с лихими нападками на "парижское богословие"!).
Из "Истории Русской церкви" (1 полутом, 1 том. Гл. Управление)

 Церковное управление слагается, если можно так выразиться, из двух элементов - из того, что есть в нем богоучреждаемого, и того, что есть в нем обыкновенного, человеческого. Богоучрежденное в церковном управлении составляет то, что каждое отдельное христианское общество, большое или малое, должно иметь свою иерархию, состоящую из епископов, пресвитеров и диаконов, все же остальное в нем, составляющее систему так называемой административной централизации, есть происхождения столько же человеческого, как все вообще человеческое, как все порядки обыкновенных человеческих или гражданских обществ. Первоначально каждая отдельная церковная община, как бы она мала ни была и хотя бы заключалась в одном селе или в одной деревне, если она имела своего епископа, была церковью совершенно самостоятельной и ни от кого независимой, ибо она представляла из себя совершенно полную частную церковь1. По этому богоучрежденному порядку, не полагающему ничего более, как отдельную, большую или малую, общину с епископом во главе, церковь вселенская имела представлять из себя совокупность такого же бесчисленного множества независимых и самостоятельных, соединяемых и объединяемых только узами братской любви и ничем более, частных церквей, сколько в ней было общин. Но так как люди, по своей природе несовершенные, не в состоянии осуществлять идеалов божественных и не могут поддерживать в своей среде мира и доброго ряда одним духом любви, то богоучрежденное в церкви скоро потребовалось дополнить человеческим, именно -  по подобию гражданских обществ ввести в ней систему подчинения и административной централизации. Эта система централизации, будучи по своему происходению нисколько не божественною, а обыкновенною человеческою, имеет в церкви совершенно те же значение и авторитет, что в обыкновенных гражданских обществах или, иначе сказать, церковь совершенно приравнивается по ней к этим последним.






1 В первое время не было приходов в нынешнем смысле слова, т.е. отдельных церковных общин с своими особыми церквами, которые бы находились под заведыванием только пресвитеров или священников. В первое время каждая таковая отдельная община, имевшая свою особую церковь, как бы она ни была незначительна и хотя бы ограничивалась одной деревней, представляла из себя полную частную церковь - имела своего епископа с большим или меньшим собором пресвитеров (Епископы сел и деревень - хорепископы, которые первоначально были столько же полными и полноправными епископами, как и епископы городов).  Церковь и при ней особая община, собственно говоря, необходимо предполагают епископа, ибо каждая  община есть особая частная церковь в смысле духовном, а эта последняя не может быть без епископа; и сие-то разумеет Игнатий Богоносец, или вообще древний писатель, известный под его именем, когда говорит: "один жертвенник, как один епископ с пресвитерством и диаконами" (Посл. К Филадельф. гл. 4, cfr апост. пр. 31, Антиох. соб. пр. 5, Карфаг. соб. пр. 10). О происхождении приходов в нынешнем смысле, которые по отношению к кафедральной церкви епископа собственно суть филиалы, выставки, приписные церкви, скажем ниже.