April 12th, 2008

я2

История рукоположения о. Виталия Борового

Я.Г. Кротов написал дикую фразу: "рукополагал Борового такой епископ (Ратмиров), что он долго сомневался, действительно ли рукоположение. Напрасно сомневался - безусловно, рукоположение было фиктивным, с точки зрения земной. Ратмиров, судя по биографии (точнее, отсутствию оной) один из тех сотрудников Лубянки, которым было поручено играть роль архиереев от случая к случаю, и его вряд ли даже вообще рукополагали - приняли в сущем полковничьем чине, и всё, а после войны он исчез в никуда, как и появился из ниоткуда. Заметьте, я не считаю от этого, что Боровой - не священник. Благодать Божия всё восполняет! Иметь апостольское преемство прямо от Духа - замечательно!! У меня такого нет, у меня - посредственное!!! А лукавить-то всё ж не надо... "

Два чудесно умещающихся в одной фразе и голове взгляда на таинство рукоположения: от католического формализма до  протестантского харизматизма. Да еще и смирение паче гордости: померился с о. Виталием своим "рукоположением". Нет, Я.Г., не все восполняет благодать Божия!..

Точка зрения у всех у нас разумеется, пока мы на земле, только земная. А вот совершаются все таинства силой Божией. Совершаются только в церкви и для церкви, даже если совершаются руками недостойного предстоятеля.  Не его благодатью, будь предстоятель и самый наидостойнейший, а Божией, всегда только Божией. Потому рукоположение о. Виталия истинно, что оно совершено в церкви и для служения Его церкви, а Ваше - фиктивно, т.к. совершено  в самочинном сборище.

(пара слов про Ратмирова. Все-таки и с ним не так, как Я.Г. представил. Судя по доступным сведениям, епископом он был раньше, чем стал служить чекистам).

Разумеется, вовсе не безразлично, кто предстоит в церкви. Предстоятель - грешник, слуга враждебных церкви органов, - величайшая беда для церкви, свидетельство о ее тяжкой болезни. Рукоположение от такового, действительно, может вызывать сомнения, которые были у о. Виталия. Но эти сомнения могли бы быть оправданы, если бы кто-то искал рукоположения у такого откровенного псевдо-архиерея. С рукоположением же Виталия Михайловича Борового все было совсем иначе. Вот что он рассказывал:

Боровой учился до войны на православном богословском факультете Варшавского университета, но после оккупации Польши и Белоруссии вернулся в Белоруссию. Здесь в годы оккупации он стал епархиальным секретарем. О. Виталий рассказывал о гигантской работе совершенной епархией под оккупацией. В довоенное время большевики разгромили церковь. В Белоруссии не оставалось ни одного действующего храма. Во время оккупации была открыта тысяча храмов! (вот действительная причина, почему Сталин восстановил МП - ему нужно было, что-то противопоставить поддержке Русской церкви гитлеровцами). Когда немцы уходили, Борового хотели увезти в Германию, но ему удалось скрыться и остаться на Родине. В первый день прихода Красной армии в Минск он нашел нового, советского, архиерея Ратмирова и передал ему епархиальные дела. Это Борового и спасло, т.к. вскоре он был арестован СМЕРШем за сотрудничество с оккупантами. Его собирались за это расстрелять, но Ратмиров сумел освободить о. Виталия, сказав ему, что он уцелеет только если станет священником в провинции. Так о. Виталий и стал священником - под угрозой расстрела, в чем несомненно был промысел Божий, ведь сам он священником быть не желал и не стал бы по своей воле, т.к. собирался стать церковным ученым-мирянином, как его церковно-научный идеал - профессор В.В. Болотов.