March 9th, 2008

я2

О языке богослужения

Глубоко и метко о языке богослужения о. Алексий:
ЦСл - он есть, и есть давно, он намного старше 92 лет. И его плоды (в вере, в культуре) известны и в рекламе не нуждаются. Сегодня - и это мое прокламационное заявление - с ним толком не умеют обращаться на службе в подавляющем большинстве случаев. Именно это в первую очередь делает его невнятным. И если хотя бы петь ЦСл тексты отчетливо и размеренно (как вот в общине о. Георгия поют) - уже от этого смысл станет _намного_ яснее. Это еще не все, разумеется. Не стану пока подробно излагать, речь не о подробностях.
С другой стороны - что тот язык, что получился в представленных книгах (именно об их презентации в теме - главная речь), - никак не "родной восприятию человека" получился. Об этом говорили на презентации филологи, я лишь присоединяюсь к их авторитетному мнению. Но мне тоже показалось, что основной, наиболее последовательно применяемый при переводе принцип - это именно _расподобление_ с ЦСл, а не уподобление с современным русским. Я об этом и сказал собравшимся. (Помните? как раз после этого моего предположения о. Георгий говорил минут 50 включая частые МХАТовские паузы.) Аудиозаписи пения на русском - совсем неплохи. Именно образец неспешного, отчетливого, чистого пения. Слова - понятны. Как были бы понятны и церковнославянские, тут разнийа не столь велика - по моему мнению, да, по моему.
Представленное - язык группы. Данной группы, привыкшей уже к нему. Конечно: ведь этот язык стал уже частью традиции. Традиция насчитывает около 20 лет. Если считать по о. Георгию (с его первых опытов по русификации) - тогда все 30. Это не то чтобы древняя - но все же _традиция_. И было бы противоестественно для членов общины не поддерживать свою традицию и не защищать! Все законно. Язык в этой группе живет, здесь атмосфера, которая специфическим языком отнюдь не ограничивается. Другие стороны жизни общины - гораздо более сильные и полезные - привлекают любознательных и ищущих... ну вот то, что здесь - действительно есть, а там, где новички раньше пытались - этого не хватало.
Но "родной" для нас этот язык (предложенный в изданных книгах) не более, чем ЦСл.. Кроме того, как уже сказано, за Цславянским - авторитет его историко-культурных плодов. Здесь об этих плодах говорить рано. Еще раз повторю: некоторые плоды есть, они даже воодушевляют, но ошибочно относить их на счет качества языка, это качество крайне не высоко.
Получится ли когда-нибудь сделать действительно удачный перевод греческой службы на не приспособленный к этому современный русский литературный язык - вопрос открытый. Весьма вероятно, что и нет. О. А. Седакова поэтому без всякой иронии предположила, что, быть может, полноценное, качественно новое обращение к совр. рус. языку потребует отказа от всего византийского в службе, от той традиции, которая до сих пор является одной из фундаментальных основ литургии. Вдруг начнут у нас батальонами родиться новые кириллы и мефодии + славные церковные поэты - и создадут "все новое"? Тогда вот так.
Но пока, если судить по качеству и русских переводов, и многих ЦСл служб современного составления, мечтается о таком демографическом успехе с трудом. Не говоря уже о действительно крайней рискованности отказа от литургического предания возрастом лет так в 1500. И дело не только в возрасте, разумеется.
http://saag.livejournal.com/71625.html?thread=800713#t800713

"затемнений" и "искажений" в русском переводе на сегодняшний день оказалось отнюдь не меньше. На это указали все приглашенные филологи.
И потеря поэтичности - не некоторая, а _полная_. Об этом тоже было сказано, и не мною.
О важности "поэтичности" (в наш технократический век звучит подобно "романтичности", оторванности от реальных нужд, не так ли?) текстов в живом процессе их понимания мы ведь и понятия не имеем. Так отчего так смело говорим фразы вроде : "Ну разве что вот это повреждено - да... Но зато какие просторы пониманию!.."

Перевод богослужения на русский считаю непродуктивным. Не продуктивным универсально. Ладно? Я согласен, что настоятель прихода, применяясь к живым людям, ...и т. д. и т. п. ... Но это поможет в понимании далеко не всем. И не способно быть достоянием культуры (церковной культуры) навсегда. Это - костыль, подпорка. Помогает - слава Богу. Уже нет - выбросить не жалко. С церковнославянским не так: он перестал быть вторичным, перестал быть подстрочником, и уже давно. Не представляю, что должно случиться, чтобы новые Кирилл и Мефодий народились. Либо надо, чтобы - новые Дамаскины и Сладкопевцы. Чтобы вообще без греческих текстов обойтись тогда.
Иметь дело - с церковнославянским. И дела тут - невпроворот. Инструмент понимания в нем самом живет, заложен мастерами словесной иконы, но мы этих проясняющих потенций не чувствуем и потому не используем. Надо их откапывать. Тем и пытаюсь заниматься. Это в полутора словах. А так - все собираюсь с духом и свободным временем. Напишу в жж тогда...