October 29th, 2006

я2

Евхаристическая экклезиология о. Николая Афанасьева, Статья К.Х. Фельми

http://www.golubinski.ru/afanasiev/felmi72.htm

В сочинении под названием "Две идеи Вселенской Церкви", опубликованном в 1934 г., прот. Николай Афанасьев противопоставил господствовавшей экклезиологии, им же позднее названной "универсалистской", то, по его мнению, подлинно православное учение о Церкви, которое поименовал "евхаристической экклезиологией" (21). Поначалу концепция Афанасьева не получила большого отклика. Но к 1962 г. она настолько распространилась, что 2-й Ватиканский собор в конце своей первой сессии уже прямо ссылался на взгляды Афанасьева и его учеников (22).

Объявить как подлинно православное то экклезиологическое учение, которое, как известно, стало терять под собой почву начиная с III—IV вв., оказалось для Афанасьева возможным только потому, что это учение заставило зазвучать струны православного вероучительного самосознания, молчавшие в господствовавшей школьной догматике. Поясним сказанное на примере. Осенью 1978 г., на заседании общества "Канон", римо-католический богослов Ив Конгар (Yves Congar) прочитал доклад, в котором представил евхаристическую экклезиологию как, в основных чертах, исконное католико-православное учение о Церкви (23). Как только доклад закончился, со своего места поднялся сиро-православный епископ из Индии (24), он поздравил Конгара с его докладом и заявил, что никогда не слышал более блестящего изложения православного учения о Церкви, так что готов согласиться с докладчиком по каждому пункту. Это событие заслуживает особого внимания: оно позволяет увидеть, что экклезиологическая концепция, отодвинутая в тень на протяжении тысячи лет, сразу же вновь узнается как исконная, и оно помогает понять, что то, чем является конфессия по своей сути, едва ли может быть выведено из догматических установлений и руководств по сравнительному богословию.

21 Дальнейшее изложение в настоящей главе частично заимствовано из моей более ранней работы: K.Ch.Felmy. Die eucharistische Ekklesiologie.

22 Peter Plank. Die Eucharistieversammlung als Kirche; J. Freitag. Eucharistische Ekklesiologie I. Systematisch-theologisch. B: LThK3 3, 970.

23 Yves Congar. Autonomie.

24 Сирийская православная церковь принадлежит к семье древних Восточных православных церквей, в которых не принимаются определения Халкидонского Вселенского собора, но которые не отличаются существенно от семьи православных церквей, принявших Халкидон. Это особенно относится к экклезиологии.

172



Концепция евхаристической экклезиологии Николая Афанасьева нашла широкую поддержку. Иногда эта евхаристическая экклезиология, без каких-либо оговорок, даже прямо воспринимается как православное учение о Церкви (25). Впрочем, концепция наталкивается также на непонимание и отвержение (26). Однако даже и сторонники евхаристической экклезиологии, как правило, не делают из нее всех выводов-следствий, которые, (по Афанасьеву, необходимы. Как бы то ни было, когда Афанасьев опубликовал свой труд "L'Eglise qui preside dans l’Amour" (27) (им открывается сборник "La primaute de Pierre dans l'Eglise Orthodoxe". Neuchatel, 1960), живая дискуссия перекинулась даже за пределы Православной церкви. Конечно, название сборника заставляло ждать, что в первую очередь будет излагаться православная позиция по проблеме примата (ап. Петра), а не новая экклезиологическая концепция (пусть она даже и имеет значение для вопроса о примате); соответственно с римо-католической стороны к сборнику был проявлен особенно живой интерес (28). Появление сборника, вероятно, и привело к тому, что на 2-м Ватиканском соборе речь зашла именно о евхаристической экклезиологии.

Ключом к пониманию евхаристической экклезиологии для Афанасьева явилось то, что ап.Павел в 1 Кор 10,16 и след. - евхаристический хлеб, а в 1 Кор 12,27 - местную церковь (или общину) одинаково называет "Телом Христовым", причем в обоих случаях имеется в виду одно и то же, а именно: оба раза апостол провозглашает реальное присутствие (Тела Христова), а не так, чтобы в первом случае он имел в виду реальное, а во втором -символическое присутствие. "Евхаристический хлеб есть... действительное Тело Христово... И каждая местная церковь есть Церковь Божия во Христе; ибо Христос живет в Своем Теле, в евхаристическом собрании, и благодаря причастию Тела Христова верующие становятся членами Его Тела" (29) - всего Его Тела, а не частицы от Него. Точно так же евхаристическое собрание есть вся

25 Такова, например, точка зрения Анастасия Каллиса и Христоса Яннараса в сборнике: A.Kallis (Hrsg.). Dialog der Wahrheit.

26 Например, см.: Dumitru Staniloae. Biserica universala; Liviu Stan. Der Primat der Wahrheit.

27 La primaute de Pierre, 7-64.

28 Немецкий перевод статей, особенно заголовок, данный исследованию Афанасьева (Das Hirtenamt der Kirche: In der Liebe der Gemeinde vorstehen. B: Der Primat des Petrus in der Orthodoxen Kirche. Zurich, 1961, 7-65), или не будит никаких ассоциаций, или вызывает совершенно ложные связи и не позволяет распознать, что Афанасьев хотел намекнуть на слова Послания к римлянам св. Игнатия Антиохийского - "председательствующая в любви".

29 N. Afanas'ev. L'Eglise, 27.

173



Церковь, а не частица от нее. Вот почему, согласно Афанасьеву, местные церкви нельзя называть частями Церкви (ecclesiae particulares). Ибо каждая местная церковь, служащая под руководством своего предстоятеля Евхаристию, через Евхаристию и есть вся, "Кафолическая" (Соборная), Церковь, но, правда, при условии, что она находится в "koinonia", то есть в общении, с другими местными церквами. Ибо в Древней церкви действовало правило: "Ни одна церковь не могла отделить себя от другой или других, так как она не могла отделить себя от Христа" (30). Отношение местных церквей друг ко другу - это есть отношение не слагаемых, а идентичности. Поэтому отдельные местные церкви не могут складываться и давать некую сумму. "В экклезиологии мы можем спокойно складывать местные церкви; но мы постоянно будем иметь сумму, которая не больше, чем одно слагаемое. Действительно, в экклезиологии единица плюс единица дает всегда единицу. Каждая местная церковь манифестирует всю полноту Церкви Божией; ибо она и есть Церковь Божия, а не всего лишь часть этой последней" (31). Так категория опытного познания стала решающей также и в экклезиологии. Ведь можно конкретно в опыте познать лишь местную церковь, а не Всеобщую Церковь, ибо ее за богослужением не встретишь. Вот эти истоки экклезиологического мышления в богослужебно познаваемой местной церкви и делают евхаристическую экклезиологию типичным продуктом восточно-православного богословствования. Евхаристическая экклезиология, таким образом, находится в согласии со специально православным учением о Пресвятой Троице, или с учением о Богопознании, в котором проведено различение сущности и энергий Божиих.

Николай Афанасьев и ряд сторонников евхаристической экклезиологии вывели из своего нового "старого" открытия следствия, отчасти вызвавшие у других православных богословов большие затруднения, чем основные положения самой евхаристической экклезиологии. Первое из таких следствий относится к пониманию самой Евхаристии.

Древняя церковь подчеркивала экклезиальный аспект Евхаристии, среди прочего, и тем, что Евхаристию, в идеале, допустимо совершать лишь в присутствии на месте всего народа Божия, состоящего из предстоятеля (епископа или священника), по возможности и из других носителей церковных служений и должностей, но прежде всего и из мирян. И в каноническом уставе Православной церкви имеется ясное указание на принципиальное един-

30 Н.Афанасьев. Церковь Духа Святого. С. 27.

31 N. Afanas'ev. L'Eglise, 28.

174



ство всей общины в Евхаристии: на одном престоле в день можно служить лишь одну Евхаристию, а священник имеет право служить в день только одну литургию (32). Многие православные богословы, кроме того, считают немыслимым служение литургии, когда за ней не присутствует верующий народ. А если такое и происходит - и Церковь довольно часто оказывалась в таких условиях, что такое случалось, - то, памятуя об общественном характере совершения литургии, всегда ссылаются на "сослужение Ангелов" (33) (а вера в него исповедуется за каждой литургией). Действительно, согласно православному пониманию, литургия никогда не бывает делом одной присутствующей общины - она всегда совершается для всей Церкви и в присутствии всей Церкви, как небесной, так и земной.

В известном смысле, однако, причастие Святых Даров было со временем выведено из подобного экклезиального понимания, поскольку начиная уже с IV в. аспект страха Божия на Востоке подчеркивался сильнее, чем на Западе. Когда Бог стоит так близко к человеку, как в Святой Евхаристии, то испытывается чувство не только блаженства, но одновременно и страха есть и пить в "осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем" (1 Кор 11, 29). В литургических молитвах о страхе Божием упоминается довольно часто (34). Евхаристия - это огнь попаляющий. Что приступающий к Святым Дарам человек не сгорает - это такое же чудо, как огнь неопалимой купины, который горит и не сжигает (35). Подчеркивание обязательности страха Божия у присутствующих за Евхаристией вскоре привело к тому, что причастие стало проводиться индивидуально (36). На первый план односторонне вышла необходимость основательной подготовки к причастию, что само по себе, конечно, для духовной жизни полезно. Тем не менее, согласно Афанасьеву и многим его ученикам, в наше время подготовка к причастию излишне выпячивается, хотя, с другой стороны, ни один из этих богословов не хотел бы вообще от нее отказаться. В противоположность тенденции к все более редкому причащению, имевшей место на протяжении нескольких столетий, Афанасьев продолжает издавна предпринимавшиеся в Русской церкви попытки вернуться к пониманию каждым верующим значения причащения и к более частому принятию Святых Тайн, и он ставит эти попытки в связь с евхаристической экклезиологией. Евхаристия является для него "не одним из (семи) таинств в Церкви", как это было в школьном богословии, а "Таинством Церкви" (37). Это таинство следует и понимать эккле-

32 С.В.Булгаков. Настольная книга. С. 707.

33 K.Ch.Felmy. Predigt, 44.

34 Служебник I. С. 73, 125, 151 и passim.

35 Каноник. М, 1986. С. 503.

36 G.Kretschmar. Статья: Abendmahl III/1, особенно с. 77 и след.

37 Н.Афанасьев. Трапеза Господня. С. 56, 63, 70.

175



зиально, а не индивидуалистически. "Единение со Христом есть единение со всеми верными, а единение со всеми верными есть единение с Ним" (38). Экклезиальный характер Евхаристии для о. Николая Афанасьева настолько существен, что ему представляется недостаточным просто призывать к более частому причастию, как это делали в Русской православной церкви (когда в свете историко-критических исследований стали возвращаться к более древней литургической традиции (39)). Для него было бы немыслимо более частое причастие в том виде, как его описывает митр. Вениамин (Федченков; 1880-1961). Согласно митр. Вениамину, ревностные верующие причащались попеременно в различных храмах, чтобы, когда редкое причащение еще было правилом, своим слишком частым причащением не шокировать конкретную общину (40). Афанасьев же, напротив, стремился вернуться к исконному церковному пониманию причастия, а не просто к более частому принятию Святых Даров.

Далее - http://www.golubinski.ru/afanasiev/felmi72.htm

Работы о. Н. Афанасьева, статьи о нем - http://www.golubinski.ru/academia/afanasieffnew.htm