December 10th, 2005

я2

Танцы

Симеон с сентября ходит на кружок народных карельских танцев для детей 3-5 лет. Он один из самых младших там.
Сегодня у кружков для всех возрастов был праздничный концерт (навстречу Рождеству) - танцоры с 3-х до 65 лет.
Было весело.
Меня всегда очень трогают народные танцы. Сегодня я догадался почему. Они - образ идеальных отношений в человеческом обществе, полной гармонии между людьми, в общем, это напоминает Церковь.
Закралась даже крамольная несерьезная мысль, что по-мне это лучший образ райского жительства, чем библейский образ хорового славословия Господа.
За вечность ведь можно было бы перетанцевать все танцы со всеми сестрами, а также и бабушками.
Впрочем, какой-то такой образ был уже у Льюиса в "Мерзейшей мощи".
http://www.lib.ru/LEWISCL/histreng.txt
Вот чудесный афоризм: "послушание - скорее танец, чем палка, особенно, когда речь идет о мужчине и женщине - то он ее слушается, то она его".

А вот текст о танце:
"Стулья сдвинули к стенам, начался танец. Никто не вспомнил потом, что
же они танцевали. Они мерно хлопали в ладоши, кланялись, били об пол
ногой, высоко подпрыгивали. Ни один из них не чувствовал себя смешным.
Всем казалось, что кухня стала королевским дворцом, а танец величав и
прекрасен, как торжественная церемония.
Синяя комната осветилась радостным светом. Перед первыми четырьмя
человек склоняется; перед пятым он умирает, ибо если он не умрет, он
засмеется. Даже если ты калека, твой шаг станет царственным, даже если ты
нищий, лохмотья твои станут мантией. Праздничная радость, веселое величие,
пышность и торжество исходили от пришельца. Чтобы создать отдаленное его
подобие, мы трубим в трубы, бьем в колокола, воздвигаем триумфальные арки.
Он был подобен зеленой волне, увенчанной тепло-белой пеной и разбивающейся
о скалы с грозным смехом; музыке на пиру, такой ликующей и такой высокой,
что радость, родственная страху, охватывает гостей. Пришел царь царей,
ойярс.
Глунд, которого звали на Земле Юпитером и, трепеща перед его
творческой силой, принимали за самого Творца.
С приходом его в синей комнате воцарился праздник. Захваченные
славословием, которое вечно поют пятеро совершенных, люди забыли на время,
зачем те пришли. Но ойярсы напомнили об этом и даровали Мерлину новую
силу."