December 1st, 2005

я2

Исповедь, переходящая в народное гуляние

Весело вчершний денек развернулся!
Кстати, по новому стилю день моего святого - апостола Андрея Первозванного
С утра пошел сильный мокрый снег.
Мне нужно было заехать в церковь, завести одну бумагу. Транспорт у меня могучий - велосипед с зимними шинами!
По тротуару я б замучился ехать. Ехал по дороге, по автомобильному следу. С Божьей помощью добрался, да и движение небольшое и ездят осторожно.
Надел непромокаемые куртку и штаны. А еще у меня есть непромокаемые ботинки, купленные в сентябре за полцены.
Во дворе церкви снега оказалось на 20 см. Решил почистить, т.к. я сейчас в церкви на практике - это значит делать все, что понадобится. Поработал 3/4 часа, больше не было времени. Но нагрузки вполне хватило.
Приехал домой, включил компьютер... и тут погас свет. Должно быть, где-нибудь свалилось дерево от налипшего снега на провода. Обед дома отпал. Оставалось отправиться в ресторан. Удачно, что до этого грудничок Илья потребовал есть раньше времени, так что можно было сразу отправляться. В этот день он еще не раз радовал нас своим неожиданным поведением.
Рядом с железнодорожной станцией хороший ресторан с итальянской кухней в интересном довоенном здании. Туда мы добирались на автобусе. Очень удобные тут автобусы, в России я такие, кажется, тоже уже видел. Широкие средние двери, и пол автобуса опускается пониже, когда надо заехать с коляской.
Сын и жена свои "пасты" не доели - ей было пресно, а ему остро.
Ну а мне было в самый раз, съел свою и доел их порции - после уборки снега в самый раз. Там Симеон успел посмотреть мультфильм, не частое для него удовольствие
Потом на поезд и в Хельсинки. Илья спал в автобусе, в ресторане, в поезде, и еще потом в церкви целый час пока мы молились, а жена исповедовалась!
А мы с Симеоном в это время залезли на хоры, и он даже позванивал в колокола негромко. Там колокольня древнего типа, как в Ростове, в стене, и звонят с хоров, куда проходит веревки.
Потом я исповедовался. Исповедь получилась немного смешная, хотя и трогательная. Я покаялся в том, что в ЖЖ грубил иерею Познанскому за клевету на о. Михаила Шполянского и приятелю Познанского Ю. Максимову за неадекватную оценку происшедшего. А духовник стал подробно выяснять историю и очень заинтересовался. Дело в том, что он сам писал в приходском журнале против гомосексуализма и очень переживает, что некоторые священники к этому относятся снисходительно. По-русски о. Тимо понимает не слишком хорошо, и он долго не мог понять какое эти священники имеют отношение к гомосексуализму.
Когда понял, что не имеют, стал выспрашивать каково их отношение к проблеме, почему ссора. Я говорю и относятся одинаково отрицательно, а ссора из-за того, что иер. Познанский не переваривает о. Михаила за поддержку «оранжевых». Но он дотошно стал выяснять различие их по отношению к гомосексуализму. Наконец, понял так, что о. Михаил хочет, чтобы грешники избавились от греха, а иер. Дмитрий нет. Ну дальше уже мне трудно было доказывать, что и это не совсем правильно…
Да, а Илья в это время сосал молочко. Не слишком сосал, больше с удивлением рассматривал Ильинский храм, в котором впервые оказался.
А потом мы отправились назад. Надо сказать, что в Хельсинки снега не было, а был дождь и очень сильный ветер, полдороги мне Симеона пришлось тащить, а он ростом с пятилетнего. Здоровый – в прадеда, финского полицейского, который ловил контрабандистов во время сухого закона.
Жена и сын были голодные, так как свои порции в обед не доели, да и чай пятичасовой мы пропустили. Подкрепились в кафе в новой центральной автостанции.
А выйдя оттуда оказались у каруселей, таких красивых, каких я никогда не видел, катали нас почему-то бесплатно, я, Симеон и жена сидели на конях. У мужчин они скакали, а у жены спокойно ездил. А Илья опять спал в коляске, и так до дома, пока ехали на поезде почти час.
Автобусов не было. Жена с старшим поехали домой на такси. Это уже была вершина удовольствия для Симеона. А мы с Ильей в коляске пешочком полчасика до дома – и для Ильи, который в этот день не гулял, это тоже было великолепный подарок. Снега уже не было, идти было очень приятно, кое где лежали сломанные ветки и деревья.
Трудились трактора, расчищая улицы.
А еще в этот день Илье исполнилось 3 месяца.
я2

Мое восхищение ЖЖ

Мой комментарий в ЖЖ  okayanniy

Живой Журнал я освоил недавно и я в восторге от него. Достаточно сказать, что всерьез нашел друга - о. Михаила Шполянского.
ЖЖ - это уникальная возможность личностного общения письменными средствами. Он возрождает сразу два забыты жанра, оставшихся в 19 веке - эпистолярный, т.е. переписку, и дневник. Два жанра, воспитывающих культуру мысли, культуру слова, культуру общения. Запись своих мыслей, своих впечатлений очень помогает в этом, это едва ли не главное средство воспитания внутренней культуры.

Кстати, можно подумать над более адеватным переводом выражения Living Journal. Ведь последнее слово буквально и означает Дневник, а не журнал. А первое слово имеет много значений: жизнь, образ жизни. даже "жилой" :)
Жилой дневник. Сокращенно ЖИД. Шучу, конечно. Но отношусь к ЖЖ серьезно.


Есть опасность - наша склонность к спорам или болтовне, так легко проявляющаяся в форумах и чатах. Это затягивает. Тут и опаснейшая ловушка тщеславия, между прочим. Чтобы избежать этой ловушки, предлагаю ограничивать себя в болтовне и спорах в комментариях. Если писать какой-то комментарий, то относиться к этому, как к написанию ответного письма другу, или уж хотя бы сказать что-то остроумное, меткое, "бон мо".